Повторяю: министр юстиции призвал не выполнять решение суда.

Совершенно очевидно, что у Супрун двойное гражданство (которое на Украине запрещено), да и исполняющей обязанности она могла быть лишь месяц, а является таковой уже более двух лет. В этом деле странно (для некоторых) лишь то, что правосудие вершилось так долго, а законное решение не было принято значительно раньше. Тем не менее, министр Кабмина Александр Саенко обосновывает недовольство правительства доводами, весьма далёкими от юриспруденции: «Минздрав начал проведение беспрецедентной реформы, направленной на улучшение качества медицинского обслуживания граждан. Однозначно будем оспаривать решение и подавать жалобу в Высший совет правосудия».
В общем, потому что «реформаторка».

Реакцию власти на увольнение Супрун можно назвать истерической. И дело даже не в указаниях иностранных посольств (например, британского), лоббирующих интересы своих фармпроизводителей, которым Супрун давала хорошо подзаработать. Порошенко и его окружение панически боятся любого беспристрастного расследования их деятельности и объективного судебного разбирательства.

Это не лечится. Отстранение Супрун — политический пиар или происки мафии?
Это не лечится. Отстранение Супрун — политический пиар или происки мафии?
© Facebook, Уляна Супрун | Перейти в фотобанк

Американская подданная Супрун просто улетучится (как ранее её согражданка Яресько), а вот им раствориться во времени и пространстве значительно сложнее. На Украине власть весьма злопамятна по отношению к предшественникам, и это уже вошло в традицию: уголовные дела Евгения Кушнарёва, Бориса Колесникова, Юлии Тимошенко, Арсена Авакова, Юрия Луценко, Виктора Януковича и многих других тому подтверждение.

Даже гипотетическая потеря власти пугает майданную клику до умопомрачения, поскольку ими сотворено столько беззакония, украдено столько денег, погублено столько жизней, что на многих висит не один пожизненный срок. Поэтому нападение на отдельно взятую Супрун воспринято ими как нападение на всю банду.

Если поскрести каждого «реформатора», начиная с Омеляна Гиперлупа, можете только представить, сколько интересного обнаружится! А вечная борьба с коррупцией — обычное мероприятие в рамках повышения популярности любой новой власти. То есть это вовсе не покушение на основы майданного режима с его ультранационализмом, русофобией и милитаристским угаром, а так — небольшая гигиеническая процедура в рамках столь любимой Западом украинской демократии.

Разговоры о скором конце правления Порошенко нервируют его подручных, заставляя их метаться по электоральному полю, вступать в переговоры с фаворитами выборов, выклянчивать у иностранных посольств гарантии безопасности и дополнительные гражданства. Потому — в рамках наведения дисциплинирующего страха — власть спешно инициирует дело за «государственную измену» Виктору Медведчуку, проговорившему вслух на своём партийном форуме тезисы Минских соглашений. Правда, сделал он это столь артистично и громогласно, что все поверили, будто они его личная идея.

Дело Медведчука. Крест на Минских соглашениях и предвыборные репрессии
Дело Медведчука. Крест на Минских соглашениях и предвыборные репрессии
© Facebook, ОПОЗИЦІЙНА ПЛАТФОРМА - ЗА ЖИТТЯ

Разумеется, истинных причин больше, и не все они на виду, но ясно, что сторонникам режима дан сигнал: мы сильные, до сих пор грозные, и предвыборная ситуация остаётся под контролем власти. Куцым мозгам для восстановления на пару недель столь необходимой шестеркоспособности много не надо. Вспомните, как радовались порохоботы введению военного положения. Радуются и сейчас — мол, давно пора «кума Путина» прищемить; испытывают неприкрытый восторг, когда свора неонацистов нападает на оппозиционного кандидата в президенты; понимающе кивают бутафорскими головами, когда в штаб-квартире у другого кандидата находят прослушивающие устройства. Ведь всё это, включая запланированные властью фальсификации результатов выборов, ради того, чтобы сохранить их зону постмайданного комфорта.

Именно это у них и называется стабильностью, за которую ратует господин Порошенко. Стабильность и неподсудность, что в данном случае одно и то же.