Ни для кого не секрет, что Украина — страна не слишком сильная и может решать свои задачи, только играя на противоречиях более влиятельных государств и их блоков. Именно примером такой игры и была стратегия правительства Азарова накануне Евромайдана.

С 1991 года Украина проводила многовекторную политику, пытаясь проскальзывать между капель дождя, шантажируя Запад сотрудничеством с Россией, а Россию — сотрудничеством с Западом. К 2012 году ресурс проведения такой политики был практически исчерпан. Между Россией и Европой был найден компромисс, который позволял в ближайшей перспективе говорить о едином экономическом пространстве от Лиссабона до Владивостока.

Перед Украиной встал вопрос направления интеграции.

Вступление в Таможенный союз выглядело для украинского крупного капитала не слишком перспективным. Украинские олигархи не могли выдержать конкуренции с российскими в едином экономическом пространстве — денег у них меньше, а возможность опереться на свою власть радикально уменьшалась (почему они считали, что в ЕС вопрос будет обстоять иначе, сказать сложно). Стратегически же вступление в ТС было не альтернативой, а только еще одной ступенькой на пути евроинтеграции, причем трудно было сказать, действительно ли от нее выиграет именно Украина.

Соглашение об ассоциации с ЕС было перспективнее, но сопровождалось запредельными рисками на противоположном направлении — Россия грозила принятием мер для защиты своего внутреннего рынка от реэскпорта европейских товаров через территорию Украины, что наносило сильнейший удар по украинской экономике.

В общем, Украине нужно было одновременно войти в две зоны свободной торговли, став торговой площадкой между Европой и Россией. Выгоды такого курса были очевидны, но и ЕС, и Россия были категорически против предоставления каких-то уникальных преференций для Украины. Либо Соглашение об ассоциации, либо Таможенный союз.

В этой ситуации украинские власти взяли курс на обострение, создав полную видимость того, что намерены подписать парафированное в 2012 году Соглашение об ассоциации. Расчет был на то, что России нужно сотрудничество с Украиной, а Украине не нужен конфликт с Западом.

Расчет оказался правильным. Если в начале 2013 года российское руководство совершенно однозначно утверждало, что никаких особых условий членства в ТС быть не может, то в конце года были подписаны Московские отношения, которые фактически давали Украине выгоды члена ТС, не требуя уступок, на которые должны были идти члены ТС. Если это были не особые условия членства, то нечто очень похожее. Интерес украинских олигархов был соблюдён, а польза для страны — несомненна.

Поражение победой. Азаров добился успеха в 2013 году, который привел к госперевороту

В подвешенном состоянии остался другой вопрос — об ассоциации с ЕС. Причины, по которым украинское правительство отказалось от подписания соглашения, были совершенно объективны — несбалансированность условий зоны свободной торговли (ЗСТ) и отказ ЕС компенсировать расходы Украины на приведение своих товаров в соответствие европейским стандартам. Логика правительства была правильной (позже украинский бизнес в этом убедился), но цель вовсе не состояла в том, чтобы отказаться от соглашения с ЕС, а в том, чтобы запугать ЕС развитием отношений с Россией. И получить компенсации в виде безвозвратных займов с ЕС.

ЕС, правда, структура бюрократическая, со сложной и медленной системой принятия решений. Поэтому ожидать от неё быстрой реакции было неразумно. Потому, собственно, украинская делегация даже не пошла на переговоры по совершенствованию Соглашения об ассоциации, которые были ей предложены уже во время саммита восточного партнерствав Вильнюсе в ноябре 2013 года. Смысла не было.

Тем не менее, результат был достигнут — в Европе задумались о характере соглашения, послышались голоса в защиту украинской позиции. В общем-то Европе ведь тоже нужен был украинский рынок… Потому при сохранении внутриполитической стабильности возможность подписания Соглашения об ассоциации с ЕС на более выгодных для Украины условиях сохранялась. Другое дело, что вот как раз с этой самой стабильностью не заладилось.

Пока Азаров и его команда торжествовали по поводу достигнутых результатов (Россия пошла на уступки и дала денег, а ЕС был готов рассматривать Соглашение об ассоциации с Украиной весной 2014 года на более выгодных для Украины условиях) в Киеве начался Евромайдан, который закончился государственным переворотом.

Да, в политике иногда хитрость телка, который двух маток сосет, и извилистый путь канонерки приводят совсем не к тем результатам, которые планируют инициаторы. И украинская история яркое тому подтверждение.