Во время патриотической эйфории 2014 года в Украине было популярно выражать любовь к родине с помощью кистей и красок. Тысячи молодых людей в разных уголках страны разрисовывали в желто-голубые цвета мосты, заборы, дома, памятники, пивные ларьки — да практически все, что попадалось тогда под руку.

Конечно, в этом было что-то от коллективного безумия, как это всегда бывает во время вспышек националистической истерии, которую постоянно раздувает негаснущий костерок пропаганды. Однако у попытки перекрасить страну был и очевидный меркантильный момент. Ведь среди прочего это давало некоторым Томам Сойерам возможность заработать на кусок хлеба, поскольку бизнесмены и простые, не очень богатые украинцы охотно жертвовали юным (и не только) энтузиастам на покраску очередного объекта. А в пластиковых коробках с надписями «на фарбу», которые стояли возле касс в супермаркетах, всегда можно было видеть купюры в сто, двести и даже пятьсот гривен.

Но шли годы, которые никак нельзя было назвать временем выдающихся перемог. Эйфория сменилась повальной фрустрацией — своего рода социальным похмельем, которое охватило широкие слои разочарованных во всех и во всем украинцев. На краску уже не давали — и желто-голубые заборы быстро поблекли. Больше того, как оказалось, покрашенные в государственные цвета мосты все равно требуют государственного ремонта, а при его отсутствии благополучно падают даже в самом центре украинской столицы.

Масштабная патриотическая кампания, которая должна была засвидетельствовать народное единство и национальный подъем нации, стала символом несбыточных надежд и поводом для ехидных насмешек по обе стороны пресловутого поребрика. В конце концов, это признала даже городская власть города Киева, распорядившись выкрасить изрядно порябевшую ограду бульвара Шевченко в ее прежний, домайдановский, черный цвет.  

Однако в канун пятой годовщины начала Евромайдана в новостях вновь всплыла тема покраски — причем на уровне, который даже не снился заборомарателям первых лет «революции». Научный совет Украинского государственного института культурного наследия Министерства культуры Украины официально рассматривает сегодня проект реставрации Красного корпуса Киевского национального института имени Шевченко. А этот проект предполагает перекрашивание Красного корпуса в желтый цвет, о чем сообщила сегодня руководительница Центра культуры и искусств Киево-Могилянской академии Владислава Осьмак.

Это сообщение молниеносно распространилось по интернету, явно шокировав многих представителей украинской интеллигенции.

«Декоммунизировать, перекрасить да еще и переименовать. Как может наш университет называться именем Шевченко, явного левака, практически социалиста, который призывал маргиналов к бунту против рабовладельцев и налогоплательщиков?» — иронизирует по этому поводу доцент Национальной академии наук Александр Глухов.

Изумлены все те, кто еще помнит культурно-историческое значение старейшего украинского вуза, которым по факту является именно Университет имени Шевченко, а не реанимированная на месте Высшего военно-морского политического училища Могилянка. Большинство людей поначалу восприняли инициативу чиновников чем-то вроде фейка или несмешной шутки. Но на носу вовсе не первое апреля, а холодное двадцать первое ноября, которое является теперь официальным праздником Достоинства и Свободы.

История с предложением перекрасить Красный корпус университета хорошо демонстрирует, как понимает это достоинство современная украинская власть. Представители самого университета в основном узнали о проекте реконструкции из интернета. Их мнением, а тем более мнением обучающихся в «Шеве» студентов никто не интересовался. Равно как и мнением всех остальных жителей украинской столицы.

Между тем здание Красного корпуса университета не случайно относится к памятникам истории национального значения. Оно было построено в 1837-1843 годах в стиле русского классицизма по проекту архитекторов Викентия и Александра Беретти. Здание университета оказало большое — если даже не решающее — влияние на формирование и дальнейшее архитектурное развитие Киева. Собственно, с его строительства началось четкое планирование центральной части города, где впервые с древнерусских времен начали сооружать архитектурные проекты большого масштаба. Именно Красный корпус стал ядром классического ансамбля будущей украинской столицы и долгие годы был ее основной доминантой.

«До отца и сына Беретти в Киеве совсем отсутствовала любая архитектура (за исключением, возможно, памятников старины, Андреевской церкви и дворца, построенных по проектам Растрелли»), — писал об этом в 1938 году выдающийся архитектор Павел Алешин, имея в виду именно историческое университетское здание.

В первые годы после постройки университет был окрашен в бежевые тона, но уже через несколько лет его перекрасили в знакомый нам всем бордово-красный оттенок. Бытует мнение, что он символизировал орденские цвета святого Владимира, который являлся тогда покровителем учебного заведения. Однако надежных подтверждений этому нет — судя по всему, решение о перекраске здания было принято из чисто прагматических соображений, по образцу модных тенденций в петербургском градостроительстве.

Как бы там ни было, исторический корпус университета ни разу не менял с тех пор свой классический цвет. И сама мысль о том, что он якобы нуждается в перекраске, показалась бы еще вчера чистой воды безумием — чем-то вроде идеи перекрасить в красное знаменитую Голубую мечеть Стамбула. Решиться на это могли только украинские чиновники генерации Евромайдана, который превратил страну в один большой Желтый дом. Судя по всему, они беззастенчиво используют декоммунизационную истерию, чтобы распилить денежный транш в особо крупных размерах. Ведь краска стоит сейчас еще дороже, чем в незабвенном 2014 году, когда я невесело шутил в одной из статей, что новая власть вполне может прийти к решению о законодательном запрете красного цвета.

Напомню — прошлой зимой студентов этого вуза отправили в продолжительные каникулы из-за нетопленных аудиторий. На газ для университета не было денег. Догадайтесь — повторится ли это снова?