Нынешний украинский режим, во-первых, совершенно не умеет стесняться и держаться тех правил приличия, которые считаются обязательными в любом обществе с традициями взаимоуважения. Так ведут себя деревенские родственники, заявившиеся в гости к своим двоюродным или троюродным дядьям или теткам. Мало того, что они не посчитали необходимым известить о своем визите или узнать, есть ли место, не явятся ли они в неподходящий для приема гостей момент. По прибытии они сразу обнаружили, что быт хозяев устроен неподобающим образом и стали на повышенных тонах требовать, чтобы все соответствовало их представлениям о сермяжной правде жизни. Вот так точно поступают киевские политики, когда начинают рассказывать немцам про неприемлемость «Северного потока — 2». Но в этом случае хотя бы они могут оправдаться тем, что берут пример с американцев.

Во-вторых, наплодив колоссальный объем мифов — смешных и лживых — представители нынешней властной элиты как-то очень легко убедили себя в том, что все рожденные их больным воображением химеры реальны. Украина им представляется сейчас такой точкой на планете, где сошлись все исторические и цивилизационные пути. Такой вывод следует из тезиса о том, что украинцы успешно отражают российскую агрессию и крепко держат рубежи западного мира, защищая его от вторжения русских варваров. Если Украина обзавелась таким врагом как Россия, желающим разорвать и уничтожить ее, обратить вспять процесс демократического реформирования украинского государства, это значит, что в системе геополитических координат Украина является полным антиподом России. А, соответственно, и равной ей по мощи и влиянию державой.

В позе свободомыслия: Остап Дроздов как великий комбинатор
В позе свободомыслия: Остап Дроздов как великий комбинатор
© commons.wikimedia.org, Anatoliy-024

Только украинцы сражаются на стороне добра и демократии, а московиты отчаянно отстаивают свое право оставаться рабами и варварами. Это нам кажется, что вся эта новая мифология — бред и околесица. Обитатели высоких кабинетов и Верховной рады не сомневаются, что весь мир смотрит на них так же, ну или, по крайней мере, должен видеть их такими. Но на замах в полную силу храбрости и политической воли не хватает. В этом случае пришлось бы учить весь западный мир жить по новым правилам. А в условиях добровольно переданной этому миру субъектности за аксиому взят тезис о том, что Украина должна стать частью евроатлантического пространства, а никак не наоборот.

Поэтому за основу берется тактика булавочных уколов, невнятного, нудного, недовольного жужжания по микроскопическим поводам. Учить западных журналистов писать название столицы как Kyiv — это как раз и есть такая заместительная практика, посредством которой украинские политики возвращают себе самоуважение и субъектность уровня «сельский правдолюб».

Тут есть еще один любопытный аспект. Ответственные за принятие подобных решений полностью игнорируют реальное соотношение политических реалий вне Украины. Они наотрез отказываются понимать, что во внешнем мире их судьбоносные вердикты не изменят траекторию полета одной единственной бабочки. Никто из серьезных и взрослых людей не станет обращать внимания на буйство клиентов психиатрической лечебницы.

Вчера, например, Верховная рада приняла постановление против возвращения делегации России в Парламентскую ассамблею Совета Европы, пригрозив пересмотреть формат сотрудничества с этой организацией, если российскую делегацию вновь пригласят участвовать в ее работе. Но в реальном мире действенны не решения украинского парламента, а иные величины. Ассамблея, после того, как россияне покинули ее стены, испытывает значительные денежные затруднения и проблемы из-за неполной легитимности ее резолюций и органов. Именно эти обстоятельства будут решающими при изменении регламента, которое позволит отказаться от практики накладывать санкции на национальные делегации.

То есть принятое парламентское постановление вроде бы имеет адресат и рассчитано на определенный эффект, но то, что результат предпринятого демарша окажется нулевым, понятно всем, кроме, наверно, самих господ депутатов. Это и есть неверная самооценка, о которой говорилось в начале.

Такая же участь ожидает и проект министерства иностранных дел. Исторически сложившиеся нормы грамматики и написания названий городов ни одна страна, кроме, может быть, Литвы, которая подобные пожелания выполняет, менять не станет в угоду сугубо внутренней политике десоветизации. И попытки нынешних украинских властей таким образом заманить в свою повестку старших партнеров тоже ничего не породят, кроме конфуза и срама. Но господа из странного, местами нацистского, местами хаотичного и подверженного турбулентности политикума будут упорно продолжать привлекать к себе внимание своими лихорадочными изобретениями.