С самого начала господин Красовицкий констатирует неприятную для любого издателя истину — количество читателей на форуме значительно уменьшилось. Соответственно, уменьшились доходы, тиражи, гонорары. «Книжная Палата показывает 25%-ное падение выпуска книг по сравнению с 2017 годом, — пишет Александр Красовицкий, — А, если убрать фактор школьных учебников, эта цифра вырастет почти до 30%… Это означает, что и знаковых новинок меньше на 25-30%. Это означает, что многие львовяне просто не пошли на Форум, не найдя среди мероприятий презентаций новых книг любимых авторов».

По сути, литературный процесс на Украине выдыхается. Однако виноваты в том не украинские издательства или политика государства, затрудняющая русскоязычному читателю приобретение интересующих его книг. По мнению Красовицкого, виноваты русские: «Падение выпуска, и это очевидно, вызвано редким расширением ассортимента официально и неофициально ввезённых российских книг (выдано до 20 000 лицензий на ввоз ещё к лету) после резкого сокращения ввоза в 2017, вызванного бюрократическим переустройством системы импорта книг из России. Остаюсь убежденным сторонником полного эмбарго на ввоз любого информационного контента из страны-агрессора».

С этого момента, пожалуйста, поподробней. Издательство «Фолио» господина Красовицкого до Евромайдана славилось на всю Украину тиражированием книг по заказу того же Россотрудничества, и эти заказы исчислялись миллионами тогдашних весомых гривен. Там же печатались книги Владимира Корнилова, вашего покорного слуги, и других, явно симпатизирующих России авторов. То есть — закончились финансовые потоки и господина Красовицкого бросило в жар патриотизма, однако нести материальных издержек он не желает, являясь одним из главным лоббистов запрета русской книги на Украине.

При этом торговля самого издательства «Фолио» в России продолжается — и возникает резонный вопрос: «А почему собственно?» Если значительную часть бюджета «Фолио» зарабатывает в России, то российским конкурентам-книгоиздателям логично было бы предпринять ответные меры. Своим заявлением Красовицкий подставился конкретно, но это уже вопрос сообразительности его российских конкурентов. Да и в целом, на государственном уровне, не пора ли прекращать в РФ гастроли украинских артистов-ненавистников России, выставки промышляющих доносами против украинских инакомыслящих фотографов или художников, а заодно — писателей и издателей, призывающих к запрету русской литературы и российской книги.

Ничего личного, только бизнес — как и у господина Красовицкого, всеми неправдами пытающегося вытолкнуть конкурентов с облюбованного им рынка и никак не могущего взять в толк, почему читатель не голосует кошельком за навязываемую ему смесь из казённого патриотизма и толченого пёсьего помета. Если вы воюете с образованным и русскоязычным читателем, то почему вы удивляетесь падению спроса на книги Гэмингвэя (новое написание фамилии Хемингуэя).

Кстати, про пёсий помет — это вовсе не преувеличение: друзья мне подарили украинскую детскую книгу издательства «Чёрные овцы» о похождениях крота с кучей собачьего дерьма на голове, который у всех зверей интересовался кто, так сказать, наложил ему на голову. Или презентованная на том же Львовском книжном форуме книга о «подвигах» эсэсовцев-украинцев в составе дивизии «Викинг». Этим же перспективным путём воспевания нацистских военных преступников, спешно перелицованных Украинским государством в «патриотов», может проследовать и господин Красовицкий, если, конечно, позволит историческая память еврейского народа и собственная совесть. Интересно, в Израиле любят издателей книжек про «великих и благородных» эсэсовцев?

Удар книгой: Издатели в поисках цензуры

Ну, а пока выход известный харьковский издатель видит в государственном финансировании различных книгоиздательских программ: то есть в производстве ещё большего количества макулатуры. Торговцы от политики всегда видят выход из финансовых проблем в ограблении траченного их стараниями бюджета и насильственном втюхивании своего продукта, хотя — по логике свободного рынка — их дело продолжать печатать макулатуру и разоряться.

Красовицкий выступает за политическую цензуру, за которой легко угадывается коммерческий интерес: захватить и так небогатый книгоиздательский рынок. Русскоязычный читатель должен нести немногие оставшиеся деньги ему, Красовицкому, активному участнику Евромайдана и спонсору АТО. А вот лично я думаю, что каждый приличный человек после призывов Красовицкого на запрет русских книг, напротив, должен избегать продукции издательства «Фолио». И пусть господин Красовицкий — как издатель — в полной мере насладится новыми нормами готовящегося законопроекта по «защите украинского языка», когда он будет вынужден бессмысленно допечатывать русскоязычных авторов в том же объёме на языке украинском.

И пусть известный издатель по итогам прошедшего книжного форума продолжает жаловаться: «Мы, как и раньше, не интересны зарубежным коллегам. Форум пока остаётся практически полностью украинским. А рынок — неинтегрированным в мировой издательский бизнес-процесс». А вот я, как автор книги "Братья и небратья", пребывая в почти в те же дни на Московской Международной книжной ярмарке, упадка книжного дела не заметил — народу толпами, книги покупают, автографы у авторов берут. В том числе, и у вашего покорного слуги, чем доставляли ему искреннее удовольствие. Ищите в книжных магазинах и спрашивайте на книжных рынках — пока Красовицкий не запретил окончательно.