Поразившая многих новость о том, что Конституционная комиссия Украины, работающая над поправками в основной закон, работает над изменением статуса Крыма, породила множество предположений в виду довольно смутных пояснений по теме, которые дали рассказавшие 28 июня о новой законодательной инициативе в эфире программы 5-го канала «Время» депутаты Верховной рады Украины, представитель Радикальной партии Юрий Чижмарь и представитель Блока Петра Порошенко Вадим Денисенко. Почему вдруг вообще всплыла на поверхность проблема статуса Крыма, чем актуален этот вопрос для нынешних украинских властей? Понятно, что полуостров не сходит с уст Порошенко во время встреч с западными политиками, но упоминается им лишь в качестве предмета аннексии. Но какие-либо иные аспекты, связанные с с крымскими реалиями, украинские чиновники и политики давно не затрагивали.

Единственное, что вспоминается в связи с тем, как была представлена тема — это притязания «Меджлиса крымскотатарского народа» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), лидер которой Рефат Чубаров требует закрепления в Конституции права крымских татар на самоопределение. Однако, совсем непохоже, что именно эти претензии имеют в виду Петр Порошенко и Конституционная комиссия, готовясь изменить статус полуострова. Нет сомнений в том, что опасения или надежды, будто бы Крым будет преобразован в Крымско-татарскую национальную автономию, абсолютно беспочвенны. Напротив, судя по всему, дело идет к тому, чтобы лишить территорию, которую Киев продолжает считать своей, статуса автономии вообще.

«Мы поняли, что на сегодняшний день Автономная Республика Крым не может уже существовать в составе унитарной страны», — заявил депутат Юрий Чижмарь, который является членом той самой Конституционной комиссии, в телевизионном эфире. Кроме того, во время обсуждения было совершенно определенно сказано, что решение о предоставлении полуострову автономии и закреплении этого статуса в Конституции было «антиукраинским компромиссом». С точки зрения сегодняшнего руководства, настаивающего на том, что Украина является унитарным государством, это действительно так. Фактически Крым как административно-территориальная единица явно выбивается из унитарного устройства страны, объявленного безусловным императивом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В Крыму ответили на поручение Порошенко об изменении статуса полуострова

Здесь уместно было бы вспомнить о Минских соглашениях, которые обязывают украинскую сторону провести конституционную реформу, в том числе и для того, чтобы закрепить в Конституции особой статус той части Донецкой и Луганской областей, которые сегодня вышли из повиновения. Уже очевидно, что ни это, ни другие политические пункты Комплекса мер по реализации соглашений Киев выполнять не намерен. Теперь же выясняется, что он планирует ликвидировать даже малейшие намеки в Основном законе на несостоявшуюся децентрализацию. То есть, собственно к Крыму виртуальная деятельность Конституционной комиссии вообще не имеет отношения, поскольку понятно, что от решений, принятых на Украине, крымчанам ни горячо, ни холодно. Надо полагать, что речь идет о том, чтобы раз и навсегда заблокировать любые попытки даже поставить вопрос о необходимости федерализации со ссылкой на «антиукраинский компромисс».

Исправляя ошибку, якобы допущенную в прошлом, власти не просто расчищают конституционные горизонты. Они дают окончательно понять, что минский процесс для них является ничтожным в правовом отношении, поиском компромиссных решений для урегулирования конфликта на Донбассе никто заниматься не собирается. Но проблема не только в мятежных территориях, которые де-факто уже более трех лет живут по собственным правилам, никак не сообразуя свою жизнь с инициативами и решениями украинских депутатов и президента. Разгадка странной законотворческой активности заключается, по видимому, еще и в том, что слабая власть не может обеспечить единство страны даже на контролируемом ею пространстве.

Украина расползается и будет расползаться, трансформируясь — опять-таки де факто — даже не в федерацию, а в сумму территорий и областей, скрепленных механически и номинально. Чем немощнее будет становиться режим, тем более самостийными окажутся регионы или даже отдельные районы. Не то, чтобы они сумеют «откусить» себе какие-то дополнительные полномочия, они заявят о своей самостоятельности явочным порядком. О том, как это будет происходить, дает некоторое представление варварская вырубка лесов в Ровенской области, где местный криминалитет ведет масштабную добычу янтаря и никакая центральная власть ему помешать не в состоянии. Блокада поставок из России и Донбасса — это еще один пример того, как на местном уровне полукриминальные нацистские группы фактически объявляют автономию и действуют, исходя не из права и Конституции, а из собственных диких представлений.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Бортник: Порошенко может назвать Крым хоть «колонией марсиан на земле»

Поэтому крымская инициатива — это, скорее всего, жалкая попытка на бумаге остановить процесс неминуемого развала государства, намерение посредством магии сшить лоскуты трещащего по швам одеяла.

Вообще, теряя контроль над страной, Банковая все в большей степени обнаруживает склонность к нетрадиционным методам лечения — знахарству, заговорам, сооружению бумажных оберегов, которые следует поместить в специальные мешочки и носить на шее. Конституционная магия, лихо расправляющаяся с угрозой децентрализации, наверно, еще способна послужить психотерапевтическим средством для людей, чьи нервы окончательно расшатаны. Но этим ее живительная сила и исчерпывается.