Мало найдется словосочетаний столь же нелюбимых в Донбассе, как «Минские договоренности». Впрочем, тут говорят проще — «Минск». С одной стороны, конечно, первоначальное появление «Минска» в политической терминологии позволило Донбассу вздохнуть свободней после ожесточенных схваток четырнадцатого года — свое дело сделал контроль над боевыми действиями от ОБСЕ и ряда других международных институций.
Более того, именно существование этих договоренностей (особенно в их втором варианте — от февраля 2015-го) дало донбасским республикам определенную свободу маневра и возможность строить в относительно спокойных условиях свою государственность.

Но с другой стороны — эти же «минские договоренности» заранее несли в себе полную неопределенность в отношении будущего республик. Да, по комплексу мер, все должно было закончиться возвращением Донбасса в состав Украины на новых, льготных для него условиях. Но сама мысль об этом была уже к пятнадцатому году невыносима для подавляющего числа донбасских жителей.

Да, Украина получала по комплексу мер Донбасс обратно. Но на таких условиях, что Бандера в гробу переворачивался. Было понятно, что «Минск» для Донбасса — инструмент принуждения к миру, а для Украины — инструмент для оттяжки того крайне неприятного момента, что зовется потерей суверенитета, который в свою очередь может привести и к более глубокому геополитическому потрясению — исчезновению с карты мира как самостоятельного государства.

То есть, «Минск» был и остается пока что своеобразным тяни-толкаем. Исчезни он, и обе стороны лишаются возможности влиять не только друг на друга, но и на посредников (Россия, Германия, Франция), а также на ООН и другие международные политические и финансовые организации.

На 2016 год стороны «Минска» (Украина и ДНР с ЛНР) и посредники продлевали действие договоренностей, верней, работу над их воплощением в жизнь. А вот на нынешний год не позаботились. О «Минске», особенно, в смысле соблюдения комплекса мер по осуществлению договоренностей, и по сей день говорят то и дело, часто просто замусоривая этим термином речь, или пряча за ним плохо скрытые угрозы. Но уже не совсем серьезно. Можно было бы и констатировать, что «Минск» умер, особенно после ожесточенных боев у Авдеевки и блокады донецких угольных составов на Украину, устроенной националистическими радикалами, если бы не два обстоятельства.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Порошенко: Киев сам разберется, как вернуть Донбасс

Во-первых, официальная отмена их немедленно приведет к решительному переходу сторон (особенно, судя по военным приготовлениям) украинской, к исключительно военному решению конфликта. Это, несомненно, потянет за собой такой хвост проблем в виде массовой гибели военных и гражданских в Донбассе, разрушения производства и социальных структур, а значит, и обрушения многомилионного края в бездну гуманитарной катастрофы. Что, конечно, будет невозможно оправдать никакими ни государственными, ни геополитическими выгодами.

Во-вторых, любое резкое изменение формата отношений в цепочке США-Европа-Украина-Донбасс-Россия приводит на нынешнем этапе взаимоотношений великих держав к длительной «холодной войне», в которой Запад потеряет, несомненно, громадные финансовые ресурсы и обескровит экономики ведущей «двадцатки», а Россия, если решится на полное и бескомпромиссное противостояние с атлантистами, вынуждено закроется в автаркической самоизоляции. То есть, в 2017 году начнется возврат к положению, существовавшему до 1917 года. Стоит ли говорить, что этот, на первый взгляд, утопический прогноз, невыгоден никому из тех, кто сегодня находится на первых ролях в ведущих экономиках мира?

Отсюда — многочисленные, пока еще весьма робкие зондажи общественного мнения на Западе и в России на предмет изменения формата не только «Минска», но и «Нормандии». Последний, по правде говоря, изменить пытаются давно. Германия с Францией ввязались в это дело, почитая его временным и быстро разрешимым. США не напрашивались в «Нормандский формат» в прошлом году в видах грядущих президентских выборов. Пришедшие к власти в Белом доме республиканцы понимают, что ситуацию надо менять, но как именно, они пока не решили. Что и неудивительно, если учесть, что и президент Трамп, и госсекретарь Тиллерсон, пришли во власть из крупного бизнеса, который, как известно, резких телодвижений терпеть не может.

Тем не менее — если в прошлом году Запад, понимая бесперспективность «Минска» не только на сколько-нибудь длительный срок, а даже и в обозримом будущем, пытался играть активно, предлагая, то «план Шульца», то план «Штайнмаейра», а Виктория Нуланд по очереди со своим шефом Джоном Керри ездили на встречи с Владиславом Сурковым и Владимиром Путиным, то сейчас на дипломатическом фронте затишье.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Аваков: Украина реализует план возврата Донбасса без малейших уступок

Все стороны конфликта и переговорного процесса по его разрешению понимают, что «Минские соглашения» стали по древней русской поговорке еще одним бедствием после потопа, пожара и ремонта квартиры. Отдают себе отчет в том, что «Минск» нельзя завершить, его можно только прекратить. Но вот беда — замены ему нет. Да и годится в виде дежурной шутки: стоит Путину подписать Указ о признании донецких бумаг и паспортов или ДНР с ЛНР заявить, что берут под свою юрисдикцию предприятия украинских олигархов, из Киева немедленно следует вопль: «Минск» нарушают!

Американцы предприняли попытку оговорить «окончательное» решение донбасского конфликта по «минскому» лекалу, подсунув журналистам всех стран «план Артеменко», за который этот депутат ВР получил жестокий нагоняй от шефа радикалов Ляшко и прочих заинтересованных лиц. Напомним, речь шла о том, чтобы предложить РФ Крым, который и так уже ее часть, на условиях долговременной аренды, с тем, чтобы Донбасс снова покрылся двуцветными флагами с некими неясными бонусами. Не прокатило. Точно так же, как и похожий «План Пинчука» чуть ранее.

Россия чувствует себя уверенней в этой ситуации. Она постоянно ходит «белыми» на геополитической шахматной доске. Если возможности ходить белыми нет, никто не торопится. Ведь у западных партнеров по урегулированию конфликта в Донбассе Украина — откровенно слабое звено. Американские налогоплательщики просто не поймут, если Вашингтон возьмется платить по всем счетам Киева. Ведь, как говорил Остап Бендер, за каждый скормленный витамин придется когда-нибудь расплачиваться множеством мелких услуг. Но эта аксиома пока вне поля зрения нашего анализа.

Итак, будет ли прекращен «Минск»? В ближайшем будущем нет. И Киев и Донецк пользуются им в своих целях. Разве что донецкие честней в своих мотивах. Ведь это они в свое время вынудили Порошенко после семнадцатичасовой пытки в Минске подписать документ, выполнить который на Украине не был способен никто и никогда.

Тогда что будет предложено взамен? Думается, ничего равноценного. А это значит, что у украино-донбасского конфликта есть в среднесрочной перспективе два решения. Военное и экономическое. Лишней крови не хочет никто. Значит, скорее всего, будет запущен по дороге в Киев удав экономического влияния. Если и будет когда-нибудь объявлено о новом формате дипломатических посиделок, то это будет уж точно нечто совсем нестандартное. Найдутся креативные умы.