Вот некий одессит повествует о перекрытых националистами подступах к Аллее славы. Людей, собравшихся у оцепления немного, и они терпеливо ждут, когда, наконец, что-нибудь произойдет. Что-нибудь является в виде мужчины в военной форме и фуражке с кокардой, которого решает проверить на благонадежность один из активистов радикалов. Он с ходу заявляет, что с кокардой нельзя, поскольку советская символика в соответствии с законом о декоммунизации запрещена. Мужчина в ответ спокойно поясняет, что на нем форма НАТО, поскольку он служит советником где-то в структурах этой почтенной организации, соответственно, и знаки отличия — тоже натовские.

Бдительный блюститель нравов тушуется и военный, как нож сквозь масло, проходит через оцепление, а за ним, пристроившись в спину, и все остальные. Остальных — всего человек 40, по словам рассказчика.

Завершая свое повествование, житель города-героя Одессы с горечью замечает, что ему тяжело мириться с тем, что и его жизнь, и жизнь сотен соотечественников оказалась в руках полуграмотной, деревенской шпаны, возложившей на себя функции смотрящих за общественным порядком и соответствия поведения граждан нормам неписанного кодекса, накладывающего запрет на действия, в той или иной форме подчеркивающие советскую или русскую идентичность.

Из Николаева в Фейсбуке фотоотчет. Местные жители, главным образом, пожилого возраста возлагают цветы к Монументу то ли павшим воинам, то ли просто военнослужащим Советской армии. Людей тоже не слишком много, но мрамор усеян гвоздиками. На постамент забирается молодой неонацист и начинает давить цветы ногами и сбрасывать их вниз. Его никто не пытается остановить, люди стоят и просто смотрят за тем, как озверевший поганец измывается над памятью о людях, защищавших когда-то их почившую в бозе родину, отдавших за нее свои жизни. Протестовать, а, тем более, ввязываться в склоку… Здоровье важнее.

Во Львове произошел совсем уж причудливый случай. Сотрудники полиции задержали старушку, которая вышла на улицу с букетом, перехваченным георгиевской лентой. Правда ее тут же отпустили, отобрав запрещенный символ. Куда направлялась женщина, неизвестно, но, наверно, тоже хотела почтить чью-то память, благо памятников и монументов, воздающих должное воинам Красной армии, на Украине, в том числе и во Львове, все еще хватает. До них пока руки не добрались.

А вот бывший депутат Одесского горсовета Александр Васильев пишет в своем Живом журнале о стихийном выступлении одесситов 23 февраля 2014 года, когда на улицу вышли многие тысячи человек. Из этого протеста и выросло потом Куликово поле. Никто вообще не рассчитывал на то, что на акцию протеста придут люди. Вот как сам Васильев вспоминает тот день: «Тогда, вопреки всему, безо всякой надежды на успех, среди всеобщего предательства, трусости и измены под русскими флагами вышли три черноморских города-героя. Одесса, Севастополь и Керчь. Я уже не раз писал об этом дне, который стал переломным в моей жизни. О том, что в Одессе никто не ждал, что придет кто-то кроме двух десятков активистов и двух сотен старушек. А пришли тысячи.

Я уже рассказывал о том, как за день до этого, пользуясь человеческим и профессиональным доверием, нам скормили дезинформацию о том, что приехал ужасный Правый Сектор (запрещенная в России организация — ред.), который уже разорвал провластных титушек, а завтра будет уничтожать все живое. И как я сидел ночью на кухне и думал — идти ли мне завтра вместе с двумя десятками активистов и двумя сотнями старушек к памятнику генерал-губернатору Новороссии графу Воронцову или нет.»

Организаторы, бросившие клич, были ошеломлены таким наплывом людей и в первые минуты даже не понимали, что им делать с этой гигантской массой народу. Это не 40 человек, укрывшиеся вчера от националистов за спиной натовского офицера. Как описанная Васильевым картина резко, я бы даже сказал, катастрофически контрастирует с вчерашними, более чем скромными, попытками отметить советский праздник!

Нет, людей, которые не принимают установившийся порядок жизни, не стало меньше, просто ситуация изменилась кардинально. Тогда в 2014 году еще можно было выйти на улицу без особого риска для жизни, уже, конечно, опасаясь за собственное здоровье, но все же с немалой надеждой на русское «Авось». Сегодня любое движение против течения может оказаться поводом для короткой и зверской расправы. Добровольные дружины националистов-радикалов, состоявшие три года назад из агрессивного, но немногочисленного молодняка, сегодня превратились в грозную, вершащую отвратительный самосуд, силу.

Они, как это происходило вчера, устанавливают в дни советских праздников дежурство у памятных мест и либо срывают празднование, либо, в случае открытого неповиновения, могут толпой затоптать всякого несогласного. Эта тола пополнялась последние три года, в том числе, и за счет большого количества военнослужащих, прошедших через АТО, не ведает ни жалости, ни пощады. Именно поэтому вчера со своими цветами вышли десятки самых упертых и отчаянных, в том числе и стариков, которым терять уже нечего, а не сотни и тысячи, которым хотелось бы, как и в прежние времена, чествовать своих незабытых героев.

Общество оказалось плотно сковано с головы до пят. Официальные площадки контролируют органы власти и СБУ, карая граждан за выражение своего мнения на работе, в ВУЗе, в соцсетях, стихийный же «сепаратизм» улицы стреножен бандеровскими дружинами, которые при поддержке властей взяли на себя функции полиции нравов.

При всей неприглядности подобной картины, я все же уверен, что это временная ситуация, поскольку никакой широкой народной поддержки, по крайней мере, в восточных регионах страны, у этой камарильи нет и быть не может. Невозможно поверить в то, что Харьков, Одесса или Мариуполь отказались от празднования Дня защитника отечества по доброй воле! Очевидно, что люди запуганы, но это не значит, что они не ждут своего часа, сжимая кулаки в бессильной злобе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Указ Путина как принуждение к миру