Достигнута эта победа правда чужими руками — руками турецкого террориста-полицейского — однако это обстоятельство не мешает некоторым активным посетителям социальных сетей выражать свою радость по поводу убитого в Турции российского посла.

Несоциология ненависти: некоторые психологические аспекты пляски на костях

Чтобы не показаться голословным дам ссылку на одну такую дискуссию, по ходу которой ее вполне интеллигентные участники, прекрасно владеющие литературным русским языком, умеющие излагать свои затейливые мысли, пишут о том, что Россия таким образом платит за свои злодеяния, за войну с Украиной и всем прогрессивным человечеством.

Здесь заслуживает внимание то обстоятельство, что недуг слепой ненависти, которая, уже никого не стесняясь, выражает себя прямо и без экивоков, поразил душу и сознание именно образованных людей. И поразил не сегодня. До этого был рухнувший самолет, под обломками которого оказались погребены более сотни российских граждан, а недавно случилась страшная авария, в которой погибли дети-спортсмены. И в том, и в другом случае интеллигентная публика особого рода не стала сдерживать своего ликования.

А если глянуть еще шире, то именно эта часть украинской интеллигенции вообще пребывает в состоянии напряженного поиска примет той комплексной беды, которая обязательно обрушится на Россию — голод, техногенные катастрофы, распад, национальные конфликты. Это неполный список. Что же такое произошло с морально-нравственными опорами людей, которые грезят коллективной ответственностью и способны радоваться чужой смерти и чужим несчастьям?

Увы, у меня есть стойкое ощущение, что зараза так глубоко проникает в умы и сердца тех, кто пытается найти в ненависти к врагу, в ощущении ярости и праведного гнева самооправдание, точку опоры в той страшной круговерти войны и насилия, в которую оказалась втянута Украина. Пытаясь осмыслить происходящее, образованные люди (а именно они страстно желают наполнить реальность хоть каким-то смыслом) опираются на мифы, помогающие им избежать горького чувства личной вины за то, во что превращается их страна.

Несоциология ненависти: некоторые психологические аспекты пляски на костях

Главная мифологема — это борьба за свободу и ценности демократии, на которую якобы поднялся образованный класс еще на Майдане. Этот миф порождает и все остальные. О тоталитарной России, которая так боится призрака свободы на своих рубежах, что прилагает все силы для того, чтобы не дать Украине задышать полной грудью. Она вводит на территорию сопредельного государства свои войска, убивает сынов Украины, поддерживает все разрушительные процессы, призванные уничтожить ростки украинской демократии.

А если это так, если идет война не на жизнь, а на смерть, то каждый сетевой, пусть даже в личной жизни он добрейший человек, интеллигент должен, обязан стать безжалостным к врагу бойцом, которого радует любой ущерб, нанесенный противнику. Предположить, что при президенте Януковиче европейского порядка и демократических ценностей в стране было больше —означает признать, что своей революцией милейшие люди вызвали из мрака духов нацизма, нищеты, хаоса и несвободы.

Такой выбор совершить непросто, поскольку он предполагает наличие твоей собственной вины за происходящее — это ты был тем самым дурнеем, который, сам того не понимая, благословил войну на Донбассе, распад экономики, катастрофическое падение уровня жизни, бесчинства молодчиков-националистов из тербатальонов. Нет, дурнем себя считать никто не хочет и потому все, как всегда — это Москва и москали искривили пространство безупречной украинской перспективы, начали войну, обрушили привычный быт украинцев.

Я хочу сказать, что злорадство, выражаемое обезумевшей публикой, не характеризует ее вполне как свору потенциальных убийц и негодяев. Я более чем уверен, что большинство из этих свирепых людей в обычной своей жизни остаются прекрасными друзьями и семьянинами, спокойными, готовыми помочь ближнему и дальнему. Им в голову не придет радоваться чужому горю и, уж тем более, чьей-то смерти.

Несоциология ненависти: некоторые психологические аспекты пляски на костях

Но в момент, когда речь заходит о том, чтобы принять на себя ответственность за распад и энтропию в своей стране, забрало падает, и они начинают транслировать в окружающий мир слепую безграничную ненависть, которая, будь она обращена на их носителей, испепелила бы их в одно мгновение. Поэтому ни в коем случае нельзя допускать, чтобы эта разрушительная сила нашла свой истинный адресат и безжалостно с ним расправилась.

Вот в этой странной психологической битве с самими собой сетевые бойцы и черпают силы для того, чтобы продолжать брать все новые рубежи бесчеловечности и направлять ствол чужого пистолета в спину российского посла. Их, как мне кажется, не стоит сильно винить в утрате морально нравственных ориентиров, скорее, им следует посочувствовать, зная, какие страшные тайны им приходится хранить от самих себя под спудом вышедшей из всех границ ненависти.

Скажу, что, конечно, мы имеем дело с не очень большой, но крайне агрессивной группой лиц, которые не могут быть выразителями мнений и настроений всей страны. Сетевая активность подобна флуктуации, она случайна и прихотлива, зависима не от реальных факторов, а от искусственно возбуждаемых напряжений. К реальной жизни это имеет весьма отдаленное отношение.

Ссылка, которую я привел — это жесткий спор киевского поэта Юрия Володарского с теми «приличными с виду» людьми, которых так обрадовало убийство российского посла. В неприятии такой позиции его поддерживают многие, а аргументы его оппонентов, как мне кажется, не выдерживают конкуренции с его трезвостью и человечностью.

Безумие излечимо, но время, которое потребуется для выздоровления, будет украдено у ясности, правды, человеколюбия и способности держать перед собой ответ за когда-то неверно выбранное направление движения.
Психиатрия знает синдром Капгра или бред отрицательного двойника, когда больной считает, что кого-то из его близких заменил двойник. Здесь ситуация немного иная. Человек, отдающий себя во власть ненависти такого рода, просто уводит себя в сторону и из-под удара, находит укрытие в толщах подсознания, но при этом становится собственным двойником, позволяющим темной стихии овладеть собою без остатка.