Конрад Рэнкас о том, как Запад использовал Польшу для провоцирования Второй мировой войны
Конрад Рэнкас о том, как Запад использовал Польшу для провоцирования Второй мировой войны
© vk.com, Конрад Ренкас
Однако ещё до своей смерти Пилсудский твёрдо ответил на переданное в январе 1935 года через Геринга предложение Гитлера о совместном выступлении против СССР: «Польша заинтересована в мирных отношениях с Советским Союзом, с которым у неё общая граница протяженностью в тысячу километров», уточнил эксперт.

По его словам. в ноябре 1938 года в польско-советских отношениях произошло радикальное снижение напряжённости, когда была опубликована декларация, в которой провозглашалось решение «всех текущих и исторических проблем», даже таких деликатных, как положение польского меньшинства в СССР.

«Планировалось также оживление торговли. Эти действия вызвали немедленную реакцию Берлина. 30 января 1939 года Гитлер прекратил пропагандистские атаки на Советский Союз, а Риббентроп предложил Польше территориальную компенсацию на Украине в случае совместной атаки против СССР», — отметил Рэнкас.

Однако Польша продолжала свою игру, не попадая в ловушку немецкой пропаганды. 19 февраля 1939-го было подписано польско-советское торговое соглашение. 6 апреля высокопоставленный представитель МИД Польши Михал Любенский предупредил посла Третьего рейха в Варшаве фон Мольтке: «Такое развитие ситуации, несомненно, положит начало решительной антинемецкой политике в Польше, которая может в конечном итоге привести к союзу с СССР», добавил политолог.

И, наконец, ва-банк сыграл сам министр иностранных дел Польши Юзеф Бек. 17 апреля 1939-го он подсел в вагон главы МИД Румынии Григоре Гафенку, который путешествовал через Польшу в Германию на встречу с Гитлером, и представил своему коллеге не что иное, как возможность марша польской армии на Европу вместе с Советским Союзом, однако антикоммунист Гафенку не смог воспринять столь шокирующий проект и не передал эту информацию в Берлин. напомнил специалист.

К сожалению, британская агентура в Варшаве в те годы была не слабее американской ныне, а политическая воля к историческому прорыву, как обычно, отсутствовала. Поэтому поражение Польши и было неизбежным, заключил собеседник издания.

Полностью с интервью можно ознакомиться здесь.