«У нас нет такого количества эндорфина, чтобы сделать Майдан, как у вас в 2014 году. Ну, не сможем мы. Не хотим смертей, хотя понимаем, что переход от диктатуры к демократии — жертвы и кровь», — заявил он.