По словам журналиста, ситуации Вышинского и Сущенко выглядят симметричными, и СМИ пишут о возможном обмене.

«Вы больше чем правы. Просто есть вещи, о которых я не могу сказать. Россия считает, что Сущенко — не совсем журналист, это не основная его профессия. Вы можете спорить — ну, спорьте», — сказал Медведчук.

Интервьюер отметил, что и Вышинского украинские власти считают не совсем журналистом.

«Украинская власть имеет на это право. И российская имеет. Есть один метод решения вопроса — садиться за стол и договариваться. Я считаю, что договориться можно. И нужно. Но только не с позиции шантажа или ультиматума. Не с протянутой рукой, когда (украинские власти с одной стороны) клянчат усиления санкций против России, а потом говорят: вы должны отпустить (заключенных украинцев), — заявил он.

Вышинский: Я ни минуты не сомневаюсь в политической мотивированности этого абсурдного обвинения
Вышинский: Я ни минуты не сомневаюсь в политической мотивированности этого абсурдного обвинения
© РИА Новости, Стрингер | Перейти в фотобанк
Главный редактор РИА Новости Украина Кирилл Вышинский, арестованный 15 мая 2018 года в Киеве по обвинению в государственной измене, имеет двойное гражданство. 

1 июня 2018 года на заседании Апелляционного суда по Херсонской области он обратился к президенту Украины Петру Порошенко с просьбой аннулировать свой украинский паспорт, чтобы снизить давление на своих родных и коллег, а у Владимира Путина попросил содействия для скорейшего освобождения и оказания правовой защиты со стороны консульства и посольства России на Украине.

Российских дипломатов к Вышинскому не допускают, ссылаясь на то, что он гражданин Украины.

Поскольку дело Романа Сущенко изначально было засекречено, в суде были оглашены лишь вводная и резолютивная части приговора.

Из них следовало, что журналист был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 276 УК РФ (шпионаж), и приговорен к 12 годам заключения в колонии строгого режима.

Отметим, что в прениях сторон гособвинение запрашивало на два года больше, а защита требовала оправдать подсудимого.