Киев не оставляет попыток получить от российской стороны компенсацию за инциденты, которые сам же и устраивает.

«Следователи военной прокуратуры Украины оценили убытки от захвата Россией украинских военных судов при их прохождении через Керченский пролив в ноябре прошлого года в 260 миллионов гривен», — написал военный прокурор Украины Анатолий Матиос на своей странице в Facebook.

25 мая Международный трибунал ООН по морскому праву потребовал от Москвы незамедлительно передать Киеву задержанных моряков и два катера. При этом морской трибунал ООН отметил, что в прекращении разбирательства по этому вопросу в РФ нет необходимости.

«Позиция не может измениться. Должны завершиться следствие в связи с нарушением закона о границе и состояться суд», — заявил журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

Не право, а политика. Что означает решение Морского трибунала по керченской провокации Киева
Не право, а политика. Что означает решение Морского трибунала по керченской провокации Киева
© РИА Новости, Сергей Гунеев | Перейти в фотобанк

В этой ситуации Киев пытается представить себя в роли потерпевшего, однако именно он и организовал эту провокацию. 25 ноября 2018 года три корабля Военно-морских сил Украины, нарушив государственную границу РФ, вошли во временно закрытую акваторию территориального моря РФ и взяли курс на Керченский пролив.

Моряки не реагировали на предупреждения пограничного управления ФСБ России и в конечном итоге были задержаны. На допросе капитан третьего ранга Владимир Лесовой признался, что запросы по установке УКВ-станции игнорировал сознательно и понимал, что действия группировки кораблей Военно-морских сил Украины в Керченском проливе носят провокационный характер. Кроме того, в ходе обыска была обнаружена написанная от руки инструкция по прохождению по Керченско-Еникальскому каналу в порядке, установленном Россией. Эти факты доказывают, что провокация была заранее организована, а её участники отдавали себе отчёт в своих действиях. Позже СБУ подтвердила, что двое её сотрудников, находившихся на борту, выполняли служебные задания по контрразведывательному обеспечению подразделения ВМС Украины.