Санкционная политика западных стран после 2014 года основывается на незыблемом идеологическом конструкте — Россия всегда виновата. Введение новых ограничений по результатам провокации Украины в Керченском проливе было лишь вопросом времени, но не принципа.

«Решения вопроса об ограничительных мерах, связанных с обстановкой вокруг Азовского моря, на уровне Совета ЕС на этой неделе, скорее всего, не будет. Но зато на уровне Coreper этот вопрос может быть рассмотрен в среду. Такая вероятность есть»,  — приводит слова брюссельского чиновника издание.

Само обсуждение ситуации вокруг керченской провокации Совет министров ЕС по иностранным делам обсуждал еще 18 февраля. Тогда Федерика Могерини объявила о достигнутой политической договоренности стран Евросоюза по введению соответствующих санкций.

Керченская провокация. ПАСЕ, конечно, поддержала Киев, но есть нюансы
Керченская провокация. ПАСЕ, конечно, поддержала Киев, но есть нюансы
© flickr.com, Council of Europe Parliamentary Assembly

Ранее дипломатический источник в ЕС сообщил, что санкции по керченскому инциденту будут добавлены к списку индивидуальных ограничительных мер, срок действия которых истекает 15 марта.

25 ноября 2018 года три корабля Военно-морских сил Украины, нарушив государственную границу РФ, вошли во временно закрытую акваторию территориального моря РФ и взяли курс на Керченский пролив.

Моряки не реагировали на предупреждения служащих Пограничного управления ФСБ России и в конечном итоге были задержаны.

На допросе капитан третьего ранга Владимир Лесовой признался, что запросы по установке УКВ-станции игнорировал сознательно и понимал, что действия группировки кораблей Военно-морских сил Украины в Керченском проливе носят провокационный характер.

Кроме того, в ходе обыска была обнаружена написанная от руки инструкция по прохождению по Керченско-Еникальскому каналу в порядке, установленном Россией.

Эти факты доказывают, что провокация была заранее организована, а её участники отдавали себе отчёт в своих действиях.

Позже СБУ признала, что двое её сотрудников, находившихся на борту, выполняли служебные задания по контрразведывательному обеспечению подразделения ВМС Украины.