Дело об убийствах на Майдане в феврале 2014 года с самого начала велось однобоко и необъективно. Стоит напомнить, что сразу после событий государственного переворота Верховной Радой был принят закон, по которому запрещается расследовать преступления протестующих на Майдане.

«Для большинства жертв, которые пострадали от рук украинской полиции, справедливость по-прежнему недоступна. Политики давали громкие обещания, произносили громкие слова, но время и факты говорят сами за себя. До тех пор, пока все ответственные, включая тех, кто отдавал приказы, не будут привлечены к ответственности, справедливость не будет восстановлена», — приводит слова представителя Amnesty International издание.

По мнению О'Куанахайна, пять лет — более чем достаточный срок для расследования, но власти не предпринимают достаточных усилий в установлении виновных. Правозащитник уверен, что это позор и обвинения в адрес украинской системы уголовного судопроизводства.

Нынешняя украинская власть, по словам представителя  Amnesty International, обязана защитить следователей от политического давления и предоставить им ресурсы и полномочия, необходимые для выполнения их задач, в частности, возможности осуществить следственный эксперимент с воспроизведением событий во время расстрела манифестантов 18-20 февраля 2014 года.

Как это было 18 февраля 2014 года: первые массовые расстрелы на Майдане. Фоторепортаж
Как это было 18 февраля 2014 года: первые массовые расстрелы на Майдане. Фоторепортаж
© РИА Новости, Алексей Фурман | Перейти в фотобанк

Старший директор добавил, что властью, пришедшей после Майдана, были даны обещания, сказаны сильные слова, но время и факты говорят сами за себя.

На Украине отмечают юбилей так называемой Революции достоинства: 18 января 2014 года на Евромайдане прозвучали первые выстрелы, были убиты участники акции и сотрудники правоохранительных органов.

Политолог Дмитрий Корнейчук заявил, что пять лет назад кровавая трагедия была на руку украинским властям, поэтому они боятся проводить расследование дел о расстреле на Евромайдане, опасаясь выйти на самих себя.