Гройсман против «Нафтогаза». Как они дурят потребителей Украины
Гройсман против «Нафтогаза». Как они дурят потребителей Украины
© пресс-служба Кабмина Украины
Об этом 2 ноября сообщает Интерфакс-Украина со ссылкой на данные компании «Укртрансгаз», принадлежащей НАК «Нафтогаз Украины». 

«Украина в январе—октябре 2018 года сократила импорт природного газа на 22,4% (т.е. на 2 млрд 636,9 млн куб. м) по сравнению с аналогичным периодом 2017 года — до 9 млрд 141,4 млн куб. м»,  — говорится в сообщении.

Украинские журналисты утверждают, что основными источниками голубого топлива для Украины стали Словакия, Венгрия и Польша. Действительно, юридически 25 ноября 2015 года Киев отказался от импорта российского газа, ссылаясь на завышенный тариф и энергетическую независимость. Но на самом деле перечисленные страны Восточной Европы перепродают Украине топливо, которое они, в свою очередь, закупают в России, но уже по гораздо более высокой цене.

При этом экспертное сообщество связывает уменьшение импорта газа с кризисом украинской химической промышленности, которая вынуждена сокращать производство из-за потери рынков сбыта и не нуждается в огромном количестве голубого топлива.

Напомним, по новой программе сотрудничества с МВФ Украина должна будет повысить стоимость газа до уровня импортной цены к началу 2020 года в три этапа. Решение о первом повышении на 23,5% — до 8550 грн (20 850 руб.) за 1 тысячу кубометров — уже вступило в силу с 1 ноября текущего года. Новый тариф составляет 69% от цены импортного газа.

В то же время НАК «Нафтогаз» Украины оставила без изменения цены на природный газ для промышленных предприятий. Политолог Руслан Бизяев убежден, что цены на газ для населения уравниваются с ценами для промышленных потребителей для того, чтобы сделать американский и европейский газ рентабельным и конкурентоспособным на украинском рынке.

«Тогда у западных компаний появится полная возможность заходить в Украину, используя евро- и американозависимость нашей власти. А власть меняет деньги на время — ей надо продержаться всего лишь один год», — уточнил эксперт.