Соответствующее заявление сделал верховный комиссар ОБСЕ по делам национальных меньшинств Ламберто Заньер, передает РИА Новости 2 ноября.

«Этот закон не принят — он только прошел первое чтение, и я уже общался на высоком уровне с украинскими властями. По нашему мнению, этот закон перед окончательным принятием должен быть приведен в соответствие с международными стандартами, должно пройти обсуждение с (национальными. — Ред.) меньшинствами», — сказал он.

Кожара: На Украине строят моноэтническое государство
Кожара: На Украине строят моноэтническое государство
© commons.wikimedia.org, CC BY-SA 3.0 pl/Michał Józefaciuk | Перейти в фотобанк
Комиссар выразил надежду на то, что Киев будет работать в этом направлении, поскольку языковое законодательство требует естественности и сбалансированности и исключает любое принуждение.

«Мы также отметили, что в законопроекте содержится своего рода оттенок принуждения в виде инспекций, штрафов и т.д. Мы обычно не рекомендуем такой подход. Как нам кажется, законодательство, касающееся языка и т.д., должно быть чем-то естественным, оно должно содержать сбалансированную языковую политику, которой удалось достичь, скорее, за счет позитивных средств и стимулов. Так что… в этом вопросе мы ведем дискуссию с властями страны (Украины. — Ред.)», — сообщил он.

В то же время Заньер указал, что сегодня многие темы политизируются. В частности, по его словам, во многих случаях на Украине парламент берет на себя инициативу.

«Возьмите ситуацию с законом об образовании на Украине. Мой офис работал с украинским министром образования по закону об образовании, который был принят на Украине в конце прошлого года. Но статьи 7 (о языке образования. — Ред.) там не было в том виде, в каком она звучит сейчас, потому что она была написана в Раде. Она стала политическим элементом в этом законе, который потом, с моей точки зрения, усложнил другие моменты», — считает комиссар.

Представитель ОБСЕ добавил, что Венецианская комиссия уже высказала свое мнение касательно данного законопроекта.

«Мы говорим о необходимости обеспечить при имплементации закона достаточно возможностей для образования на языках групп меньшинств и необходимости разных подходов к различным группам языков», — отметил Заньер.

По его мнению, поддержка государственного языка, на которую имеет право любое государство, и в то же время защита прав нацменьшинств на получение части образования на их собственном языке с целью сохранения собственной идентичности и культурного наследия — это вопрос правильного баланса.

«И в этом смысле мы взаимодействуем (с украинскими властями. — Ред.)», — подчеркнул комиссар.

В октябре Верховная Рада приняла в первом чтении законопроект «Об обеспечении функционирования украинского языка как государственного». Согласно нему, украинский язык становится обязательным практически во всех сферах жизни: его должны использовать в органах госвласти и местного самоуправления, всех учебных заведений, медучреждениях и сфере обслуживания.

Языковой законопроект усугубил раскол в отношениях власти и представителей нацменьшинств на Украине, который был заложен в 2017 году законом об образовании, 7 статья которого существенно ограничивает возможность обучения не на украинском языке. В правительствах ряда стран, в частности Венгрии и Румынии, заявили, что закон об образовании нарушает права нацменьшинств.

Так, министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто заявил, что принятие языкового закона препятствует урегулированию конфликта между странами. Он также убежден, что президент Украины Пётр Порошенко раздувает экстремистские настроения, чтобы заручиться поддержкой на грядущих выборах в 2019 году. Действительно, язык, наряду с армией и верой, является одним из столпов избирательной кампании нынешнего украинского лидера.

Аналогичного мнения придерживаются в  Москве. По словам официального представителя МИД России Марии Захаровой, закон нарушает конституцию и международные обязательства Киева, уменьшая права коренных жителей и граждан Украины.

«Конечно, мы видим в этом попытку правящего режима разыграть языковую карту во имя сохранения власти», — подчеркнула она.

В свою очередь заместитель главы Министерства иностранных дел России (МИД) Григорий Карасин также видит в попытках «языковых зачисток» на Украине политическую цензуру.

«Это абсолютно ущербная логика, не имеющая перспектив. Кое-где под предлогом борьбы за родной язык и вовсе осуществляется неприкрытая политическая цензура. Особенно усердствуют в этом некоторые персонажи на Украине. С упорством, достойным лучшего применения, они буквально воспроизводят условия, ставшие «отправной точкой» конфликта в 2014 году. Вступил в силу откровенно дискриминационный закон об образовании, нацеленный на полное вытеснение русского языка и языков нацменьшинств из школ и университетов. Введено квотирование теле- и радиоэфира, формируются всевозможные черные списки, на основании которых запрещается та или иная аудиовизуальная продукция», — отметил замминистра.

При этом, по данным ООН, русский язык является родным для 150 миллионов человек и вторым языком общения для более 110 миллионов человек по всему миру. Прежде всего, он широко распространен в странах бывшего СССР. Однако с 90-х годов власти некоторых государств активно вытесняют его из пользования.