В комментарии каналу «112 Украина» глава ведомства, бывший харьковский журналист прокомментировал решение народных избранников ввести ограничительные меры в отношении нелояльных СМИ.

«Скорее всего, была эмоциональная вещь. Они хотели это сделать — они это сделали. Я сомневаюсь, что будут последствия», — сказал председатель Национальной общественной телерадиокомпании Украины Зураб Аласания.

Он подчеркнул, что законных оснований у силовых структур для оказания давления на «112 Украина» и NewsОne просто нет, поскольку Нацсовет и депутаты не предоставили убедительных фактов нарушения законов и Конституции со стороны этих телеканалов.

«Надо было делать это в течение последнего года, мониторить, делать замечания, документировать всё, а потом подавать в Нацсовет. Нацсовет реагирует определённым образом: предупреждение, суд потом, и поехали. Это законный путь, он должен быть таким. Если они так сделали, ну эмоционально имели право. Решит ли что-то СНБО, я сомневаюсь — нет законных оснований просто», — заявил Аласания.

Тарута: Санкции против «112 Украина» и NewsOne свидетельствуют о наступлении диктатуры
Тарута: Санкции против «112 Украина» и NewsOne свидетельствуют о наступлении диктатуры
© РИА Новости, Евгений Котенко | Перейти в фотобанк

4 октября 229 депутатов Верховной Рады поддержали инициативу о внесении на рассмотрение Совета по национальной безопасности и обороне предложения о применении ограничительных мер в отношении семи телеканалов, включая NewsOne и «112 Украина». Этим ресурсам грозит лишение лицензий, блокировка активов и запрет на использование радиочастот. Примечательно, что среди авторов постановления числятся шесть бывших работников СМИ.

Руководство «112 Украина» рассматривает решение парламента как ущемление свободы слова и угрозу независимой работе СМИ на Украине, поэтому обратилось за защитой к международным организациям и направило соответствующие письма председателю Европейского совета Дональду Туску, верховному представителю ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерике Могерини и генеральному секретарю Совета Европы Турбьёрну Ягланду.