От Коцабы до Вышинского: Политзаключенные Украины - фундамент режима Порошенко
От Коцабы до Вышинского: Политзаключенные Украины - фундамент режима Порошенко
© РИА Новости, Андрей Стенин | Перейти в фотобанк
Об этом 24 августа заявил председатель комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Андрей Клишас, передает «РИА Новости».

В пятницу прошло уже 100 дней с даты задержания Вышинского по обвинению Киева в поддержке самопровозглашенных республик Донбасса и госизмене.

«Последовательное нарушение свободы слова стало неотъемлемой частью государственной политики в Украине. Очередным подтверждением этому является арест журналиста Кирилла Вышинского и обвинения Киева в его адрес в государственной измене и поддержке им непризнанных ДНР и ЛНР», — сказал Клишас.

По его мнению, действия украинских властей являются также примером необоснованного вмешательства государства в важнейшую сферу человеческой жизни — коммуникации.

«Эти действия представляют собой прямое нарушение свободы слова, являющейся ключевой для развития политической и духовной сферы жизни общества», — добавил глава комитета.

Кирилл Вышинский был задержан 15 мая 2018 года у своего дома по подозрению в государственной измене и поддержке самопровозглашенных республик Донбасса. Ему грозит до 15 лет лишения свободы.

Позднее журналиста этапировали в Херсон, где 17 мая суд избрал ему меру пресечения — арест на 60 суток без возможности внесения залога. По информации Службы безопасности Украины (СБУ), по делу были допрошены 48 свидетелей.

Силовики также обыскали арендованный индивидуальный банковский сейф журналиста. По данным следствия, там обнаружили трудовой договор с МИА «Россия сегодня», пистолет, патроны к нему и 200 тысяч долларов.

В связи с этим 6 июля Вышинского уведомили о новом подозрении — в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов. 19 июля Херсонский городской суд арестовал имущество Вышинского. 6 августа журналисту продлили срок содержания под стражей до 8 сентября.

В России считают дело Вышинского политическим и требуют немедленного освобождения журналиста. Сам журналист заявил в суде, что он понимает: приговор для него «уже готов».