Такое мнение в интервью агентству «Интерфакс» высказал профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации (РАНХиГС), эксперт по военной конфликтологии и геостратегическому прогнозированию Евгений Никитенко.

В НАТО «хоть тушкой, хоть чучелом»: для чего приняли Закон о Национальной безопасности
В НАТО «хоть тушкой, хоть чучелом»: для чего приняли Закон о Национальной безопасности
© пресс-служба президента Украины

«Возможность потери превосходства в воздухе звучит, как опасение. Но здесь со стороны альянса нет никакой паники, а есть очень четкий расчет на использование своего потенциала для сдерживания России. НАТО — очень сильный противник, и, в данном случае, речь идет о рациональном использовании не только имеющегося парка военных самолетов, но, прежде всего, инфраструктуры ВВС вблизи российских границ», — заявил Никитенко.

По оценке конфликтолога, НАТО концентрируется на повышении качества инфраструктуры ВВС на территории стран-членов альянса, граничащих с Россией. «Североатлантический альянс, определенно, займется модернизацией своих объектов инфраструктуры ВВС в восточноевропейских странах. Важным направлением здесь остаются страны Балтии, где американцы наладили систему ведения воздушной разведки, систему управления военной авиацией. Это существенный задел, который, в случае необходимости, позволит НАТО решать проблемы при относительно малых затратах», — сказал собеседник агентства.

По его словам, в реализации новой стратегии важное значение имеет практический опыт использования в прибалтийских странах так называемой «воздушной полиции» альянса.

Кроме того, США и их европейские союзники по НАТО уже в настоящее время имеют возможность использовать созданную на Украине при активном использовании американских военных технологий радарную систему, отметил эксперт. «Эта система создана и обслуживается американскими военными специалистами самого разного профиля, и, что следует отметить, используется в самых разных ситуациях», — сказал Никитенко.

По оценке эксперта, одобренная стратегия НАТО по ВВС означает, что альянс особое внимание будет уделять анализу потенциальных рисков уничтожения объектов военно-авиационной инфраструктуры в случае вооруженного конфликта. «Альянс сконцентрируется на том, какие потери могут понести объекты инфраструктуры, прежде всего, аэродромная сеть», — сказал Никитенко.

По его мнению, одним из поводов разработки данной стратегии стали возможности российских ВКС и морской авиации, продемонстрированные в Сирии. «В альянсе на это, безусловно, обратили внимание. Тактика нанесения ракетно-бомбовых ударов, как с воздуха, так и с водного пространства, вызвала у НАТО, как интерес, так и беспокойство», — сказал конфликтолог.

На данный момент НАТО изучает все формы реакции Москвы по действиям альянса в развитии ВВС с тем, чтобы подготовить максимальное действенное информационно-психологическое воздействие на Россию, считает Никитенко.

«НАТО ставит задачу вызывать у Москвы беспокойство, и вынудить российскую сторону пойти на несбалансированные траты в развитие ВКС, отказаться от «экономного» режима развития военных технологий», — сказал он.

Постановка задачи перед альянсом сформулирована таким образом, чтобы отдать приоритет применению американских военных технологий, и лишь, на второстепенном плане, технологий ведущих европейских держав НАТО, считает эксперт. «Главная цель обеспечить нужными заказами американский военно-промышленный комплекс. Европейские предприятия не будут проигнорированы, но приоритет будет у компаний из США. В этом смысле американцы стараются оказывать информационно-психологическое воздействие не только на Россию, но и на своих европейских партнеров по НАТО», — сказал он.

Как ранее отмечалось в ряде СМИ, североатлантический альянс во вторник одобрил новую стратегию ВВС, в которой на проведение в будущем операций НАТО могут оказывать влияние современные системы ПВО и средства ведения космической разведки.

Показательно, что впервые после «холодной войны», как считают в альянсе, могут сложиться условия, когда превосходства в воздухе может не быть.

Стратегия также предусматривает повышение эффективности взаимодействия сил специальных операций, морских и кибернетических подразделений по поддержке разведывательной информацией ВВС НАТО.