Перед выходными Генеральная прокуратура провела обыски в офисах одной из самых крупных логистических компаний «Новая почта» в Киеве, Харькове и Полтаве. Владелец компании Владимир Поперешнюк сообщил в социальной сети Facebook, что обыск проводился, в том числе, и у него. 

«Акция устрашения»: зачем СБУ провела массовые обыски в квартирах украинских активистов и журналистов - RT
«Акция устрашения»: зачем СБУ провела массовые обыски в квартирах украинских активистов и журналистов - RT
© пресс-служба СБ Украины

«Впервые в моей практике проводят обыск моего кабинета и меня лично. Забирают личный компьютер. Чувствую, как прямо на глазах улучшается инвестиционный климат в стране», — возмутился он.

«Платишь 2,3 млрд грн налогов, создаешь 30 тысяч рабочих мест, способствуешь развитию малого и среднего бизнеса и получаешь большое спасибо от государства в виде обысков офисов по всей стране. Перерыли все мои бумаги, ограничили мое передвижение по офису и звонки. Такого унижения я не помню!», — сообщил он.

В поддержку компании выступили политики и волонтеры. Первые отмечают, что власть давит на успешный бизнес, и портит инвестиционный климат в стране, вторые говорят, что остановка «Новой почты» — это угроза национальной безопасности, ведь через нее доставляются грузы в зону АТО, при этом — бесплатно.

Как сообщил на согласительном совете лидер фракции «Самопомощь» Олег Березюк, власти говорят одно, а делают противоположное.

«Уголовное производство в отношении предприятия «Новая почта» было подписано в последний день 17 ноября 2017 года, когда прокуратура могла это сделать, после отмены полномочий расследовать преступления», — сказал Березюк.

Таким образом, как сказал депутат, генпрокурор проводит «маски шоу» в офисе успешного бизнеса, не имея на это никаких оснований, «по принципу, а вдруг что найдем». Это и есть шантаж и вымогательство.

Напомним, что с 20 ноября 2017 года вступил в силу новый УПК, согласно которому Генеральная прокуратура потеряла право открывать расследования коррупционных дел, а имеет право только дорасследовать в течение последующих двух лет дела, которые были начаты ранее.