По мнению юриста, массовые обыски у журналистов и активистов, которые прошли на прошлой неделе, усугубляют дело Муравицкого, потому что власть понимает, что журналисты «опять что-то распоясались», и им срочно нужно «заткнуть рты».

«Мы помним 2014 год, всеобщую панику, аресты, первое "закручивание гаек". Сейчас мы подошли к тому, что тех, кого арестовывали в 2014-м, суды начинают отпускать, выносить оправдательные приговоры. Поэтому необходим второй акт "закручивания гаек". Впереди же у нас выборы, и власть зашаталась. К этому можно добавить колоссальные провалы украинской власти на международной арене по всем направлениям. Поэтому нужно, чтобы журналисты прекратили высмеивать НАТОвского «аспиранта» или отдых на Сейшелах, нужно «закручивать гайки». Для дела Муравицкого это негативный сигнал», — полагает адвокат.

Он также отметил увеличившуюся агрессию «провластной массовки» — представителей так называемых украинских патриотических организаций, по сути являющихся боевиками, которых власть использует для расправ над несогласными с режимом.

«Они угрожали адвокатам прямо у входа в зал суда, во время суда позволяли себе кричать и перебивать адвокатов, обзывать их нецензурными словами, а суд не делал им никаких замечаний. Власть дает индульгенцию на оказание морального, психологического и физического давления», — подчеркнул Андрей Гожый.

Служба безопасности Украины задержала Муравицкого в Житомире 1 августа. Его подозревают в госизмене, посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, нарушении равноправия граждан, создании террористической организации. По утверждению СБУ, его статьи публиковались на сайтах, которые администрировались из РФ.

Прокуратура сообщила, что журналисту грозит до 15 лет лишения свободы с конфискацией имущества. По решению суда Муравицкий находится под арестом. Журналист вину не признает, защита считает обвинения абсурдными, а союз журналистов Украины говорит о нарушении властями прав человека и международного права. Его защита также обратилась к Amnesty International с просьбой признать его политическим заключенным.