«Идет борьба, я так понимаю, между тепловой генерацией в лице ДТЭК Рината Ахметова и группой Приват (олигарха Игоря Коломойского — ред.). Она имеет и политические, и экономические основания. Группа Приват всегда получала дотации на электроэнергию для своих ферросплавных заводов. Понятно, что рост оптовой цены и рост тарифов для промышленности бьет по себестоимости и прибыли Привата», — оценил ситуацию директор энергетических программ Центра мировой экономики и международной политики НАНУ Валентин Землянский.

Так выпала карта: В 2018 году Порошенко сменит молодой политик, а Коломойский и Ахметов обеднеют
© commons.wikimedia
Интересно, что решением НКРЭКУ тарифы были увеличены для всех видов генерации, а не только для ДТЭК. Так, тарифы для гидрогенерации подняли на 20%, для атомной генерации — на 75%. Просто внимание акцентировали на компании Ахметова. А участие в разделе ресурсов принимают все, не только Ахметов, — отметил эксперт.

А вот по мнению экс-министра ЖКХ Алексея Кучеренко, НКРЭКУ, регулятор, непропорционально распределил 2 млрд грн рыночных денег на погашение долгов энергогенерирующих компаний. ДТЭК досталось больше, чем остальным.

«Условно говоря, 50% должен был получить «Энергоатом», 30% — ДТЭК и гидрогенерирующие. Так вот, из этих 2 млрд грн ДТЭК получил 1,5 млрд грн (в прессе указывается 1,3 млрд грн — ред.) — на погашение кредита, который компания в свое время брала в «Ощадбанке» на закупку угля», — добавил экс-министр.

Однако в результате борьбы по счетам заплатит обычный потребитель — прямо или косвенно.

«В стране не осталось ресурсов, кроме самих граждан Украины. Это называется опосредованное налогообложение. Да и повышение всех тарифов будет обусловлено объективными такими экономическими факторами как, например, девальвация, и инфляция. Это будет влиять на ситуацию так или иначе», — уверен Землянский.

«Где исчезает дельта по схеме «Роттердам+»? Чтобы узнать это, НАБУ полгода назад зашли в НКРЭКУ, чтобы посмотреть, договора и изучить: откуда уголь, по какой цене закупается, по какой цене входит в стоимость электроэнергии и куда девается разница. И все увидели, что к нам заходит все тот же уголь из Донбасса», — дополнил Кучеренко.