Грохоча мимо 50-летних автомобилей «Лада» и грузовиков советских времен, автомобиль сворачивает с четырехполосного шоссе на заросшую, усеянную выбоинами дорогу. Наркологический диспансер спрятан в парке Краматорска, города на востоке Украины с более 150 тысячами жителей. Наркологическая больница больше похожа на бункер: мятно-зеленые осыпающиеся стены, внутри — неоновый свет, со стен и лестниц отваливается штукатурка. Это что-то вроде блокпоста украинской системы здравоохранения, а Наталья Николаева — пограничник. Врач в серебристых туфлях дежурит за письменным столом на первом этаже, ее белый халат украшает жемчужное ожерелье. Каждое утро Николаева стоит здесь за зарплату в несколько сотен евро, распределяет метадон по кружкам и выдает пациентам, которые уже с восьми часов стоят в очереди, чтобы облегчить свой абстинентный синдром.

В Роспотребнадзоре предупредили о туберкулезе на Украине
© РИА Новости, Сергей Венявский | Перейти в фотобанк

Все 85 приписанных к клинике пациентов зависимы уже многие годы, в основном — от опиатов. Каждый третий инфицирован ВИЧ. Против этого здесь тоже есть средство: инфицированные получают спасительные антиретровирусные препараты, подавляющие болезнь. «Это лишь вершина айсберга», — говорит Николаева. Лист ожидания для того, чтобы попасть в заместительную программу для зависимых от опиатов, очень длинный, о многих нуждающихся медики ничего не знают — и наоборот. По данным сотрудников диспансера, только в Краматорске примерно десять тысяч человек зависимы от тяжелых наркотиков. Доступность наркотиков привела к тому, что Украина — наряду с Россией — имеет самое большое количество носителей ВИЧ в Восточной Европе и Центральной Азии. В этих условиях вновь все более широко распространяется туберкулез. В отличие от ВИЧ, лекарства от туберкулеза часто не помогают.

Дмитрий Волков входит в маленький кабинет. 40-летний бледный мужчина с изможденным лицом и в красной шапке делает глоток метадона и начинает рассказывать о своей наркоманской жизни. Долгое время он начинал день с того, что нападал на незнакомцев на улицах, чтобы свести концы с концами. Он наркозависим еще с 1990-х годов, ВИЧ-положителен, неоднократно сидел в тюрьме.

«Там я заразился еще и туберкулезом».

Известная ранее как чахотка и «белая смерть», болезнь крайне ослабила его организм. Сегодня он уже не может заниматься физически тяжелой работой. Он живет на пенсию по инвалидности, которая составляет примерно 60 евро в месяц.

Многие прерывают лечение, потому что чувствуют себя здоровыми. Это роковая ошибка.

При этом Волкову еще повезло. Он — носитель простой формы возбудителя туберкулеза. Хотя бактерии и атаковали его легкие, но их удалось обезвредить многомесячным курсом приема антибиотиков. Само лечение неосложненной формы туберкулеза полно трудностей, пациентам в течение шести месяцев приходится ежедневно принимать лекарства, иногда — с сильными побочными эффектами. Однако сейчас врачи столкнулись с тем, что каждое четвертое новое заражение туберкулезом на Украине больше не поддается лечению обычными антибиотиками. Такие мультирезистентные штаммы бактерий выработали устойчивость против сразу нескольких действующих веществ. Лечение мультирезистентного туберкулеза несравнимо дороже и сложнее, терапия длится до 20 месяцев. Особенно легко возбудители справляются с лекарствами, когда иммунная система ослаблена, например, ВИЧ-инфекцией.

«В настоящее время туберкулез является основной причиной смерти ВИЧ-инфицированных людей», — говорит Дмитрий Шерембей из организации Network 100 Percent Life, занимающейся проблемой ВИЧ.

Устойчивость возбудителей туберкулеза повышается, так как инфицированные получают недостаточное лечение. На Украине больных изолируют в больничных палатах. Именно этого многие боятся: они месяцами не могут ходить на работу и после этого часто оказываются на пороге бедности. Многие преждевременно прерывают лечение, потому что чувствуют себя снова здоровыми. Роковая ошибка, которая дает возможность оставшимся бактериям приспособиться к действующим веществам лекарств и развить к ним устойчивость. Чуть позже болезнь возвращается в еще более тяжелой форме.

«Поддающаяся лечению форма туберкулеза мутирует в резистентную к лекарственным веществам и иногда даже в крайне резистентную», — говорит Шерембей.

При такой крайне резистентной агрессивной форме шансы на выздоровление минимальны. В настоящее время на Украине насчитывается 1,2 тысяч случаев обнаружения таких крайне резистентных бактерий, чаще — только в Индии. Причиной тенденции Шерембей считает недостаточный инфекционный контроль в клиниках и тюрьмах.

Всемирный день борьбы с туберкулезом Украина отметила эпидемией
© РИА Новости, Игорь Зарембо | Перейти в фотобанк

У распространения возбудителей в регионе есть и политическая причина. Вот уже почти пять лет пророссийские сепаратисты держат под контролем восток Украины. За время конфликта погибли почти 10 тысяч человек, по-прежнему ведутся эпизодические бои. В Краматорске можно увидеть армейские автомобили с тяжелым вооружением и солдатами, отъезжающие на «линию соприкосновения» с сепаратистами, которая проходит в нескольких десятках километров к юго-востоку. В другом направлении вот уже несколько лет идут беженцы за здоровьем.

Дмитрий Волков — один из них, он родом из маленького городка к востоку от линии фронта. После прихода к власти сепаратистов врачи, как могли, еще на протяжении года поддерживали местную программу для наркоманов и ВИЧ-инфицированных. «Неожиданно лекарства закончились», — говорит Волков. Кроме того, постоянные рвутся бомбы. «Мне было очень страшно». Сейчас он живет в Краматорске. Другой пациент рассказывает, что ежедневно ездит с одной стороны на другую. Сегодня ему потребовалось четыре часа, два часа — только на переход границы. Тысячи людей бежали, спасая свое здоровье.

Трудно оценить, как выглядит ситуация для оставшихся. Организация «Врачи без границ» два года назад запустила антитуберкулезную программу в самопровозглашенной Донецкой Народной Республике. Руководители сепаратистов обвинили организацию в шпионаже и лишили ее аккредитации, в знак протеста помощники отступили. Достоверных данных о распространении туберкулеза или ВИЧ-инфекции в Луганске, второй самопровозглашенной народной республике, нет. Благотворительные организации в Киеве сообщают о плохой обстановке вдоль границы, где проходит линия фронта. Поскольку местные женщины практически не имеют возможности легального заработка, в антисанитарных условиях возник огромный рынок проституции.

Именно на лечение крайне резистентной, самой опасной, формы туберкулеза оказывает особенное влияние конфликт между Россией и Украиной. В то время как возбудитель продолжает развиваться, врачи в основном борются против него теми же антибиотиками, что и 50 лет назад. Недавно на рынке появились два новых вещества — бедаквилин и деламанид, которые повышают шансы на выздоровление при сложных мультирезистентных формах туберкулеза. Когда в Белоруссии медикам из организации «Врачи без границ» удалось вылечить пациента с крайне резистентным туберкулезом, организация отметила это как определенный рубеж. Но на Украине медикаменты не продаются по политическим причинам. Janssen и Otsuka, производители действующих веществ, выдали лицензию на продажу на Украине российским фармконцернам Фармстандарт и Р-фарм. Но россиянам с начала конфликта на Украине больше нельзя вести там бизнес, в результате чего у местных врачей нет доступа к новым лекарствам. На запрос компания Otsuka сообщила, что работает над проблемой. В следующем году японская компания собирается предложить вещество отдельно украинскому рынку.

Ежегодно туберкулезом заболевают десять миллионов человек по всему миру, 1,7 миллиона умирают.

Лекарственный геноцид: как Украина убивает своих граждан - «Звезда»
© РИА Новости, Алексей Даничев | Перейти в фотобанк

Но проблема шире, чем вопрос об этих двух отдельных веществах.

«Существует огромная нехватка новых препаратов от туберкулеза», — говорит врач из Киева Юрий Варченко.

Для фармкомпаний эта болезнь недостаточно интересна с финансовой точки зрения, чтобы проводить в этой сфере исследования. Учитывая масштабы эпидемии, это может показаться парадоксальным, ведь в мире ежегодно заражаются туберкулезом свыше десяти миллионов человек, а 1,7 миллиона от него умирают. Но, помимо Восточной Европы и России, больные живут в трущобах Индии, Пакистана или Южной Африки. Неплатежеспособная клиентура. «Рынок в этой проблеме просто не заинтересован», — говорит Варченко. К этому сбою рыночного механизма добавляется добрая порция невежества, ведь уже в середине XX века многие эпидемиологи ошибочно посчитали возбудителя побежденным.

Этот просчет касается и более обеспеченных стран. В Германии число новых случаев заражения туберкулезом несколько возросло за прошлый год, согласно данным института Роберта Коха: в общей сложности — на 5,9 тысячи случаев в 2016 году. Ежегодно в Германии врачи диагностируют более 100 случаев мультирезистентной формы туберкулеза.

«Это по-прежнему очень редкие случаи», — говорит Торстен Бауэр, главврач клиники заболеваний легких Heckeshorn в Берлине, руководящий одним из крупнейших центров лечения туберкулеза в Германии. Но когда ставится такой диагноз, лечение часто оказывается очень сложным и длительным. «Лечение мультирезистентной формы туберкулеза — это процесс управления побочными эффектами», — говорит Бауэр. Антибиотики приводят к постоянной тошноте, они перегружают печень и почки. У пациентов могут начаться проблемы со зрением и слухом, может нарушиться чувство равновесия. При приеме пяти-шести препаратов пока еще сложно предсказать результат их взаимодействия. Нередко лишь благодаря молодому возрасту пациенты вообще выдерживают такое количество антибиотиков.

Почти все пациенты Бауэра с резистентным туберкулезом родом из бывшего СНГ. Медик называет это явление Health-seeking migration — миграция по состоянию здоровья. Часто оказывается уже слишком поздно. «Недавно у нас умерла молодая мать», — говорит Бауэр. Когда она пришла, ее легкие были уже практически полностью уничтожены. Он лечил эту женщину четыре года, за это время оба ее ребенка пошли в школу. А теперь им пришлось видеть похороны своей матери.

«Нам нужна более ранняя диагностика, новые лекарства и доработанные вакцины», — говорит Штефан Кауфман, директор научно-исследовательского института имени Макса Планка, десятилетиями занимающийся исследованиями возбудителей туберкулеза.

Только тогда туберкулез может быть локализован. Кауфман считает, что только для исследований необходимо ежегодное финансирование в размере двух миллиардов евро — в четыре раза больше, чем сегодня. Срочно нужна новая вакцина. Разработанные десятилетия назад вакцины давно уже не дают никакой защиты. В настоящее время сам Кауфман запускает третью фазу исследований в Индии. В следующем году там вакцинируют 2 тысячи взрослых для тестирования разработанного в институте действующего вещества. Ведь примерно в 15% случаев у считающихся уже излеченными пациентов заболевание потом вспыхивает снова, и часто — в более тяжелой форме. «Именно эти пациенты будут сейчас вакцинированы», — говорит Кауфман. Он рассчитывает получить первые результаты в 2019 году. Если это удастся, «это был бы первый успех вакцины».


Süddeutsche Zeitung

Кристоф Беренс

перевод ИноСМИ