Ukraina.ru посетила мероприятие и узнала у экономистов и политологов, что же представляет из себя приватизация по-украински.

Эксперты: Украинской власти лучше не злить людей приватизацией
© пресс-служба Кабмина Украины

 «Объекты крупные, но они на сегодняшний день мало кому нужны. Если предприятие старое и оборудование на нем такое же, тогда что покупать? Эксплуатировать эти громадные площади бессмысленно, их даже обогреть невозможно. С экономической точки зрения украинские госпредприятия можно приобрести разве что с целью перепрофилирования — их или земли, на которой они стоят — или сноса и постройки на этом месте жилого района или бизнес-центра», — сказал директор Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник напоминает, что правительственный законопроект «О приватизации государственного имущества» №7066, принятый депутатами в первом чтении, никак не улучшает ситуацию и изолирует элиты, владеющие гособъектами, от прихода новых игроков. Согласно законопроекту, компании, в которых есть более 10% российского капитала и которые захотят приобрести объект, не допустят к приватизации. Но российскому капиталу и не надо, чтобы их информационно дискредитировали и выбрасывали из процесса приватизации.

«В 2014 года приватизация была выполнена на 2,7%, в 2016 году — 8,9%. Инвесторов не интересует украинское Сомали, даже наши олигархи боятся вкладывать деньги сюда из-за страха, что что-то переиграют. Этот закон — элемент противостояния крыс у власти. Зачем продавать то, что тебе и так приносить деньги? Все убытки несет государство, а прибыль выводится за рубеж через оффшоры. Например, Одесский припортовый завод может быть привлекательным для инвесторов. Но его долги выше его балансовой стоимости. Да и политический климат только отпугивает претендентов», — сказал политолог.

Экс-глава ФГИ Александр Бондарь сообщил, что на Украине все-таки есть очень прибыльные объекты, но почему-то они не выставляются на торги или на них нет спроса. Приводя в пример продажу «Криворожстали» (которую считают примером успешной приватизации — ред.), экономист припомнил, что предприятие продавали на открытом аукционе с предложением открытой цены, а процесс транслировался в прямом эфире по всей Украине.

Сегодня же продать гособъекты можно исключительно при участии советников.

При этом оффшорные компании не допускаются к приватизации, а кипрские компании, которые всегда участвовали в подобных торгах, не являются оффшорными. Насчет российского капитала, то здесь, как объяснил Бондарь, все просто: объект покупает иностранная компания, а ее в свою очередь — российская или украинская.

«При Януковиче «Укртелеком» продали за $1,2 млрд, сейчас же объем приватизации по всем объектам на 2018 год не дотягивает даже до $1 млрд», — констатировал эксперт.