О катастрофической ситуации в Украине он рассказал в онлайн-диалоге, опубликованном на YouTube.

Ставропольчанин Букреев, более известный среди российских ультраправых под своим языческим именем Яромир, 21 сентября 2014 года принимал участие в колонне националистов, шествовавшей с баннером «Русские против войны с Украиной» и бандеровскими флагами на «марше мира» в Москве. Вскоре он нелегально перебрался в Киев, где был принят в ряды полка «Азов». Много раз снимался местными телеканалами, как пример того, что люди бегут из России в Украину.

/p>

«Я целенаправленно ехал туда на войну, я попросил, и меня включили в танковый батальон, тогда это еще была танковая рота «Азова», — рассказывает Букреев в опубликованном сейчас онлайн-диалоге. 

Около года назад Букреев покинул «Азов», хотя подчеркивает, что по-прежнему поддерживает отношения с бойцами полка. Его разочаровал отвод полка с фронта, но еще более — все то, что он увидел в принявшей его стране.

«Ситуация в Украине, не знаю даже, как ее определить… Это люди, 90% которых работает просто за еду, здесь зарплаты запредельно низкие. Человек ходит на работу и месяц трудится за 200-300 долларов, по всей Украине такая картина… В этой стране у них нет никаких перспектив, они едут куда угодно, в Словакию, в Польшу… В Польше есть рабочие места, в Украине практически нет. В Украине никто не хочет работать из-за того уровня коррупции, который тут присутствует, — эмоционально рассказывает Букреев. — Бюрократическая система, система коррупции ничем не лучше России, а может быть еще и хуже. Человек когда ходит, чтобы документы оформить, ему придумают 100 причин, почему он должен заплатить деньги, чтобы обойти закон. Здесь можно и паспорт купить».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Откуда деньги у «Азова»

Не лучше он оценивает и новую власть вместе с командирами добровольцев, среди которых он успел повращаться за прошедшие годы:

«Здесь приход к власти рассматривается только в одном ключе — как средство обогащения. Как возможность изменить страну, здесь никто об этом не помышляет. Это я говорю из своего опыта общения с украинскими политиками… Комбаты заняли весь бизнес, многие из них контролируют тот же «контрабас» (контрабанду. — ред)».

Крайне разочаровали его и украинцы, «повернутые» на том, чтобы заставить всех вокруг говорить только на «державной мове».