В 2014 году «Газпромбанк» и компания Akfel Holding договорились, что в течение двух лет каждая из сторон сможет выкупить долю другой в созданном совместном предприятии. Как ожидалось, такой возможностью воспользуется именно «Газпром», который также вёл переговоры о покупке 50% активов компании Akfel gas, входящей в структуру Akfel Holding. В результате сделки российский холдинг получил бы контроль над 16% турецкого газового рынка газа и импортом примерно 60% газа в страну.

«Турецкий регулятор не согласовал сделку с Akfel gas, а в 2015 году обострение политических отношений РФ и Турции поставило под вопрос целесообразность присутствия «Газпрома» на местном рынке. В 2016 году «Газпромбанк» решил продать долю в Promak по опциону, получил разрешение регулятора и первый платеж от Akfel Holding. Но в начале декабря Akfel Holding была национализирована турецким госфондом по страхованию вкладов по подозрению в финансировании организации Фетхуллаха Гюлена (признана в Турции террористической). Это притормозило сделку», — говорится в статье.

Заместитель председателя правления «Газпрома» Александр Медведев объяснил, что турецкий рынок стал непредсказуемым из-за ослабления лиры и регулирования тарифов, и в результате потерял привлекательность для России. Кроме того, как ожидалось три год назад, Турция станет вторым по объёму импортёром российского газа, но по факту местный рынок вошёл в стадию стагнации. При этом газу приходится конкурировать с углём, а позиции «Газпрома» уязвимы из-за активного развития СПГ-терминалов.

«По итогам этих сделок «Газпром» может полностью уйти с внутреннего рынка Турции, оставшись только экспортёром. Такая конфигурация может усилить переговорную позицию «Газпрома» в спорах по цене на газ, поскольку компания уже не будет прямо заинтересована в сохранении рентабельности сбытового бизнеса. Но, по словам источников «Ъ», окончательное решение об уходе «Газпрома» из Турции ещё не принято», — говорится в статье.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В «Турецкий поток» вложат €7 млрд

Чрезвычайный декрет N674, принятый после попытки государственного переворота в Турции, позволяет властям брать под контроль компании, которые обвиняются или подозреваются в финансировании организации Фетхуллаха Гюлена. По данным «Коммерсанта», действия турецкого правительства в отношении «Газпрома» вписываются в рамки действия этого декрета, но никаких доказательств связи с Гюленом акционерам компании не предоставили.