В интервью с главой государства журналисты французского издания Le Figaro спросили, почему коррупцию на Украине так сложно и долго искореняют.

«Она идёт издалека — от советской системы коррупции, глубоко укоренённой в обществе и в умах каждого. Я вам возражу, мы добились блестящих результатов в борьбе с коррупцией и в реформах, которые затронули все секторы нашей экономики и общества», — ответил президент Украины Пётр Порошенко.

По итогам оценки реформ украинского правительства, проведенных с 2007 по 2015 годы в сферах управления государственными финансами, борьбы с коррупцией и газовом секторе, представители Европейского суда аудиторов назвали Украину самой коррумпированной страной в Европе.

Кроме того, директор-распорядитель МВФ Кристин Лагард, выступая на заседании Атлантического совета в Вашингтоне, привела Украину в качестве примера страны, где коррупция приобрела масштабы повального бедствия. Она также подчеркнула, что борьба с коррупцией на Украине должна вестись не на бумаге, а в реальной жизни.

«Непросто проводить реформы в воюющей стране. Однако, это именно то, что мы сумели сделать. Нам удалось стабилизировать инфляцию, восстановить экономический рост и снизить бюджетный дефицит»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Три года после победы: самый богатый президент во главе самой бедной страны Европы

Многие украинские политики, например лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко и депутат Верховной Рады Надежда Савченко, уверены, что Порошенко выгодно продолжать вооружённый конфликт в Донбассе, чтобы продлить срок своих полномочий — согласно Конституции Украины, при объявлении войны в стране отменяются выборы.

При этом глава государства продолжает наращивать своё состояние за счёт предпринимательской деятельности. Во время предвыборной гонки Пётр Порошенко пообещал продать бизнес-активы в случае победы, но спустя полтора года после избрания ограничился передачей акций в доверительное управление слепому трасту Rothschild Trust. 27 апреля швейцарская компания должна была стать владельцем акций кипрской компании CEE Confectionery Limited, которая объединяет активы Roshen. Однако за два дня до этого директором европейской компании стал топ-менеджер Roshen и по совместительству одноклассник украинского президента Сергей Зайцев. Иными словами, концерн де-юре поменял владельцев, но де-факто остался под контролем Порошенко.

В апреле прошлого года специалисты Центра по исследованию коррупции и организованной преступности после изучения сведений из базы данных компании Mossack Fonseca, предоставляющей офшорные услуги — так называемых Панамских документов — сообщили об учреждении Петром Порошенко трех офшорных компаний в Нидерландах, Панаме и на Кипре в 2014 году. Позже стало известно, что офшорные предприятия входили в состав бизнес-структур президента на протяжении всей его предпринимательской деятельности, при помощи которых он мог уклоняться от уплаты налогов.