- Есть информация, что до 70% всех кредитов «Приватбанка» выдавались предприятиям Коломойского — так ли это?

— Возможно, хотят официальной информации, подтверждающей это, нет. По официальной статистике, предприятиям Коломойского выдано около 1% от всех кредитов «Приватбанка». Неофициально — сложно сказать, вы сами понимаете. Может и выдавались, но, поймите, если кредиты выдавать «людям с улицы», то вероятность того, что их погасят, значительно меньше, чем в случае, когда кредиты выдаются своим компаниям.

Охрименко: Государство знало о проблемах в «Приватбанке», но закрывало на них глаза

- Могла из-за этого в финансах «Приватбанка» образоваться дыра в 148 млрд грн.?

— Дыра образовалась не из-за этого. Дыра образовалась из-за того, что произошла девальвация гривны в три раза. Если б не было девальвации, дыры б не было. В свое время «Приватбанк» действительно набирал депозиты, в том числе валютные. Пока курс был 8 грн/$ все было хорошо. Теперь курс 27 грн/$. Теперь, чтобы вернуть депозиты, надо ему купить доллар по 27 — в 3,5 раза дороже.

Вторая причина — когда начали закрываться крупные банки (с начала 2014 года к текущему моменту Украина лишилась 80 банков из 180 — ред.), начались проблемы с межбанковскими кредитами, на которых «Приватбанк» тоже довольно много потерял. В результате в основном этих двух факторов и образовалась дыра в 148 млрд грн. Конечно, проблемные кредиты тоже повлияли, но это не самая большая проблема «Приватбанка».

С другой стороны, непонятно, как все это закончится. Может быть, все простят, и Коломойский свои активы заберет. Грубо говоря, государство погасит кредиты за него. Или, наоборот, от него потребуют, чтобы он отдал активы в счет этих кредитов. Ну, посмотрим, как будет развиваться ситуация.

- Как вы считаете, кредиты структурам Коломойского выдавались под реальные залоги?

— Официально по балансу там залоги разные. С другой стороны, можно через суд потребовать по цепочке солидарную ответственность. Потому что по нашему законодательству, так как Коломойский был собственником, он несет ответственность за убытки банков.  И по этой причине к нему можно предъявить вопросы, а к его активам — вполне определенные финансовые претензии. Но я пока не могу с уверенностью утверждать, как разрешится эта ситуация для Коломойского. Может, он договорился сейчас с Порошенко, что к нему претензий не будет. А может, не договорился. Может, договорились на эти кредиты, что его трогать не будут — но нам об этом пока ничего не известно.

Охрименко: Государство знало о проблемах в «Приватбанке», но закрывало на них глаза

-  Знал ли Национальный банк Украины о проблемах «Приватбанка»?

— Конечно, знал. Просто проблемы «Приватбанка» нарастали — сначала валютный кризис, потом межбанк. Я думаю, эти проблемы пытались как-то решить, но все дело в том, что вся банковская система разваливалась. Если бы она работала как следует, думаю, проблем бы не было. Банковскую систему уже в течение трех лет лихорадит. Такие же проблемы, как в «Привате», существуют во всех крупных банках Украины. В том числе в банках, где собственник — Евросоюз. Здесь нет каких-то «удачников».

- В связи с этим можно ли сказать, что Нацбанк не контролирует ситуацию в финансовом секторе Украины?

— Я думаю, что ситуацию с «Приватом» Нацбанк контролировал, но ему была дана команда не обращать внимание.

- Какие, по-вашему, будут основные последствия национализации «Приватбанка» для населения Украины?

— Если национализация пройдет быстро, то никаких негативных последствий не будет однозначно. Я думаю, что украинцы этого даже не заметят. Если национализация затянется, то это, действительно, будет усиливать панику, желание забрать депозиты. Это, конечно, будет отрицательно сказываться и на валютном рынке, и, соответственно, на рынке депозитов.

То есть, сейчас все в руках Минфина и НБУ. Если они оперативно, быстро проведут национализацию, то можно минимизировать риски.

- За счет чего можно провести национализацию быстро?

— Закон разрешает. Могут за неделю все сделать. Так, временный администратор имеет право за один день зарегистрировать эмиссию акций. По процедуре 30 дней, но он может за один день. За один день Минфин может сделать эмиссию облигаций. Также за один день Минфин может обменять облигации на акции, и все. Останется только вывести временную администрацию и назначить председателя правления и наблюдательного совета — что тоже не сложно. 

То есть, эта сумма — 148 млрд грн. — будет закрываться не деньгами, а облигациями. Это никак не скажется на населении, только увеличит госдолг Украины. Теперь он будет больше 100% ВВП. Мы вырываемся в лидеры по этому показателю, обгоняя даже США. Правда, Грецию не догоняем, там госдолг еще больше.