По ее словам, на протяжении полутора лет люди, уволенные по люстрации, не могут добиться рассмотрения своих дел в судебном порядке. 

«Иски, поданные в Европейский суд по правам человека, не связаны непосредственно с люстрацией. Они связаны с тем, что судьи Украины отказываются рассматривать люстрационные дела, они останавливают все судебные дела до решения Конституционного суда по закону об очищении власти», — заявила Козаченко.

Она призвала не путать маленький закон об очищении власти с институтом люстрации, а также подчеркнула, что  люстрация захватила очень узкий круг высших чиновников. Например, если речь идет о центральном органе власти, то эта мера коснулась только первых лиц и заместителей.

«Людям очень нравится слово «люстрация», потому что оно ассоциируется с каким-то действиями, даже, возможно, с кастрацией, что что-то произойдет, будет ответственность. А это означает, что человек снимается с должности и не допускается к государственной службе. Вот и все», — заявила Козаченко.

Бывший заместитель прокурора Черниговской области Олег Подгайный, который попал под люстрацию в октябре 2014 года, сообщил, что на рассмотрение Европейского суда по правам человека принято 11 дел, включая его. Он утверждает, что в случае вынесения решения в пользу истцов украинские власти будут обязаны восстановить чиновников в должностях. Кроме того, моральная компенсация может составить €5-8 тысяч каждому заявителю, а возмещение ущерба за вынужденный прогул в течение двух лет — от 120 до 240 тысяч гривен в зависимости от зарплаты.