Во время выступления по случаю годовщины начала Майдана — Дня Достоинства и Свободы — глава государства рассказал о главном препятствии, которое не позволило большинству жителей страны «ощутить очевидное сближение с Европой».

«Европеизация», к сожалению, пока не коснулась уровня жизни украинцев — это единственная сфера, где мы за три года не приблизились к европейским стандартам. Случилось это в силу объективных факторов: три года тому назад мы оказались без армии и без Вооруженных Сил, большие деньги, впервые более 5% ВВП мы вынуждены были направлять на сектор обороны и безопасности и на создание новой армии», — сказал Порошенко.

Несмотря на обещания лидеров Евромайдана три года назад, жизнь украинцев не только не улучшилась, а, наоборот, только усугубилась. За это время национальную валюту ослабили более чем в три раза (с 8 гривен за $1 до 25,9 гривен), в результате банкротства вкладчики порядка 80 банков не могут забрать свои деньги и вынуждены выходить на митинги к зданию Национального банка, Министерство социальной политики Украины установило максимальный размер пенсии в стране на 2016 год на уровне 10 740 гривен. Более того, жители различных регионов начали получать квитанции с новыми тарифами ЖКХ, которые в отдельных случаях превышают размер минимальной зарплаты и пенсии.

«Соглашение уже начало приносить результат: доля ЕС в нашей внешней торговле сейчас составляет уже 41%, рынок ЕС понемногу начинает компенсировать тот колоссальный удар по нашей украинской экономике, по социальной сфере, по уровню жизни», — заявил Порошенко.

Ранее лидер общественной организации «Украинский выбор» Виктор Медведчук назвал подписание Договора о зоне свободной торговли с Европейским союзом самой серьезной стратегической ошибкой Украины за все годы независимости, потому что этот шаг привел к девальвации гривны. По его словам, аналитики и эксперты делают самые неутешительные прогнозы по поводу курса национальной валюты, учитывая ситуацию в экономике, неурегулированный конфликт в Донбассе, политическую и социальную нестабильность в стране, неопределенность с выделением третьего транша МВФ и отток инвестиционного капитала.