Об этом он рассказал в интервью радио ООН.

«У нас более 160 тысяч беженцев с Украины. Сейчас число не растет, остановилось. Но мы вынуждены были в свое время принимать экстренные решения, которые должны были привести к тому, чтобы эти люди не чувствовали себя как оказавшиеся в какой-то беде. Указом Президента были предоставлены специальные преференции для этих лиц, связанные с получением работы, жилья, с доступом к образованию и т.д. Фактически, мы создали для них такие же права, как и для белорусов. И это важно», — подчеркнул белорусский министр.

При этом, по словам Макея, очень важным является то, как беженцев принимают в обществе той или иной страны. От беженцев же требуется быть готовыми к интеграции в принявшее их общество.

«Здесь должен быть соответствующий баланс, то есть готовность общества принять этих беженцев, но и готовность беженцев к интеграции в то или иное общество в той или иной стране. Это очень важно», — подчеркнул глава МИД Белоруссии.

По его словам, особое внимание в этом плане должно быть уделено людям с ограниченными возможностями, женщинам, детям.

«О них должна быть проявлена особая забота. И здесь очень важно, об этом тоже говорилось на встречах, выстроить правильную линию по отношению к беженцам со стороны всего общества. Государство, в нашем понимании, должно предоставить какие-то легальные, правовые рамки для интеграции беженцев в то или иное общество. Но и частный бизнес тоже должен думать о том, чтобы помочь этим беженцам: создавать новые рабочие места, предоставлять возможность и для проживания и другое», — подчеркнул министр.

По его словам, в Белоруссии эта проблема уже решена.

При этом Макей отметил, что наблюдая за тем, что происходит в ЕС, в Белоруссии считают, что нужно принимать быстрые, четкие и конкретные решения.

«Иначе скоро европейцы будут думать о сохранении европейской идентичности», — предупредил министр.

Напомним, ранее в интервью Ukraina.ru член правления немецкой партии «Альтернатива для Германии» (АдГ) Ирина Смирнова заявила, что страх перед возможным кризисом евро, на который ставила АДГ в 2013, оказался не столь действенным, как страх потерять свою идентичность, которую поставил под угрозу нескончаемый поток беженцев из неблагополучных регионов арабского Востока и Африки.