На Луганщине в районе Станицы Луганской, контролируемом Украиной, в ходе боестолкновений погибли  двое украинских  военных, пятеро получили ранения и один пропал без вести, сообщает пресс-центр АТО.

Украинская сторона обвиняет в гибели своих военнослужащих «вражескую ДРГ», проникшую вглубь территории, контролируемой Украиной, днем, в 16.00.

В свою очередь источники в Министерстве обороны ЛНР, с которыми пообщалось издание Ukraina.ru, категорически отвергает свою причастность к этой перестрелке, указывая на то, что это внутренние разборки украинцев.

«Сами подумайте, как может в степной зоне днем действовать ДРГ. Она же будет моментально обнаружена», — сказал источник в Министерстве обороны ЛНР.

Представитель Министерства обороны ДНР в свою очередь Эдуард Басурин добавил, что  подобные заявления с украинской стороны о проникновении  ДРГ ЛДНР  вглубь территории, контролируемой Украиной, обычно  делаются для того, чтобы скрыть разборки, которые периодически устраиваются между украинской армией и украинскими добробатами.

«Они так всегда говорят. На самом деле, по нашим данным, просто произошла очередная перестрелка между «Правым сектором» и ВСУ.  У них такие бои периодически между собой возникают. Зачастую они применяют не только стрелковое оружие, но и минометы – и 82-мм, и 120-мм, артиллерию, даже были случаи, когда они танки применяли».

По его словам, если боестолкновение между правосеками и армией происходят ближе к линии соприкосновения, то это связано с блокпостами. Просто «Правый сектор» все там контролировал и всушников не хотел туда пускать, так как это хлебное место.

«Если столкновения происходят в глубине, далеко от линии фронта, то они, думаю, все равно связаны с денежными вопросами. Тут и рэкет, и крышевание, и взимание платы за провоз товаров, грузов, автомобилей. Это доход, который никем не контролируется. Обычно такие перестрелки начинают, когда идет смена подразделений. Заходит армия, она хочет навести порядок, и вот в это время и начинаются бои, которые и приводят к таким потерям. Кстати, насколько мне известно, такие случаи ни разу ОБСЕ не фиксировало».