Об этом пишет «Зеркало недели». В издании отмечают, после первого появления соответствующей информации у Игоря Коломойского отрицали ее достоверность.

«Однако источники ZN.UA информацию о переговорах не только подтверждают, но и уточняют: последний раунд проходил на острове Капри лично между гарантом и олигархом. Нюансами схемы, якобы, занимаются Александр Грановский и Игорь Кононенко. По поводу итогов — договорились или, наоборот, разругались — разные источники выдвигают противоположные версии. Причем обе из них могут быть верны. Ведь стороны переговоров — известные хозяева своего слова, поэтому как дать его, так и забрать каждая из них может легко», — отметили в «Зеркале недели».

Основной предмет переговоров — продажа Порошенко в рассрочку 50% телеканала «1+1», который сейчас принадлежит Коломойскому, по предварительной цене в $250 млн. По информации издания, обменным лотом в торгах выступает дальнейшая судьба одного из самых больших банков Украины — «Приватбанка», который также принадлежит Коломойскому. По одной из версий, Коломойский должен уступить половину акций «1+1» в обмен на не-национализацию банка. По другой — напротив, в обмен на национализацию, но на выгодных для Коломойского условиях.

В то же время, в издании отметили, что интерес Администрации Президента Украины не ограничивается одним лишь каналом «1+1».

«Там ищут возможности получения стабильного влияния на «картинку» еще ряда телеканалов — от «Эры» до NewsOne — для создания информационного щита президента», — отметили в публикации.

При этом, уступка 50% в собственности телеканала «1+1» лишит Коломойского его 75% от общей доли, обрезав ее до 25%. Остальные акции принадлежат экс-главе Администрации Президента Виктору Медведчуку и украинскому олигарху Григорию Суркису, отмечают журналисты.

«Либо потеря банка, опорной структуры всей приватовской бизнес-империи, — еще больнее и намного катастрофичнее, либо олигарх уверен, что даже с оставшейся четвертью «плюсов» не потеряет своего влияния на медиа-ресурс», — уверены в издании.

В подтверждение этой версии говорит ситуация с «Укрнафтой», где Коломойский при помощи минориториев смог фактически руководить компанией.