Полиция по горизонтали

Глава украинского МВД Арсен Аваков заявил, что в случае, если в ДНР и ЛНР будет создана народная милиция, не подчиненная центру, он уйдет в отставку. Ранее он же заявлял о необходимости исключить нормы об особом статусе Донбасса из законодательных инициатив по изменению Конституции в части децентрализации власти. Таким образом, Аваков пытается проявить себя ястребом в деле блокирования выполнения Киевом Минских договоренностей и, судя по всему, рассчитывает на политическую поддержку, пусть уставшего, но все еще мобилизованного войной украинского электората. После низвержения своего патрона — Арсения Яценюка, начался отсчет пребывания Авакова в кресле главы МВД.
Министр прекрасно понимает, что за выполнением Минских соглашений с большой долей вероятности последуют перевыборы в Верховную Раду, в которых может не оказаться партии «Народный фронт», к которой, в свою очередь, принадлежит Аваков. Поэтому строить собственный политический имидж и набирать вес нужно здесь и сейчас. А в стране нет лучшей темы (за исключением разве что тарифов), чтобы набирать политический очки, нежели прекращение войны в Донбассе и сопряженные с этим Минские соглашения.
Есть еще один немаловажный аспект. Арсен Аваков на собственной шкуре прочувствовал, что такое разрушение вертикали власти в рамках собственного министерства. Самая успешная реформа, которая удалась за два года Украине — реформа Национальной полиции. Пусть с огрехами, пусть без необходимого продолжение в виде реформирования следственных органов, но реформа свершилась. При этом причастность к этим успехам самого Авакова весьма сомнительна. Ведь реформой опекались грузинские политики — сначала Эка Згуладзе, затем — Хатия Деканоидзе. Обе, хоть и были формально подчиненными министра, пользовались известной автономией, опираясь на поддержку Михаила Сакаашвили и Петра Порошенко.
Политический кризис, разлад между Порошенко и Саакашвили позволили Авакову избавиться от бремени грузинской команды в собственном ведомстве. Критики действий полиции прибавилось, контроля над действиями правоохранителей убыло, но дышать министру стало свободней.
Интересно, что США и пресловутый Госдеп, опекающийся реформами в Украине, дает собственный пример децентрализации на уровне правоохранительных органов. Нет такого понятия как «Полиция США», зато есть понятие «полиция штата», «полиция города» и т.д. Комиссар полиции назначается обычно мэром, главный полицейский округа — шериф — зачастую вообще выбирается. Тогда как центральная «полиция» — ФБР — расследует только федеральные преступления, круг коих строго ограничен. В общем, полная полицейская децентрализация.
В муниципальной полиции нуждается не только Донбасс. В ней нуждаются Запорожье, Одесса, Харьков, Львов и другие города. Местные власти бессильны решать вопросы, проводить радикальные преобразования в городе, бороться с преступностью без силового прикрытия. Тогда как центральная власть в силу сложившейся политической конъюнктуры (регионы попросту делятся на те, что дают электоральную поддержку, и те, что не дают) это прикрытие далеко не всегда обеспечивает.
К тому же вертикальная организация полиции, да и любого органа центральной власти необходима в первую очередь для того, чтобы обеспечить вертикальное движение денег. Обычный милиционер несет начальнику отдел, начальник отдела — главному по городу, тот — главному по области, а областной — министру. Никакого перекрестного контроля, все тихо, как в вакууме. Так развращается власть, и Аваков, судя по всему, хочет именно этого.

Искусство делать псевдореформы

Долгое время Запад работал с Украиной по принципу внедрения в законодательную систему страны «правильных» нормативно-правовых актов. На это выделялись миллионные гранты, в стране работали западные НКО, неустанно трудилась Венецианская комиссия, давая оценку конечному продукту — написанному законопроекту. Выверенные по западному образцу законы принимались с трудом: проходя комитеты, многочисленные обсуждения, чтения, они часто видоизменялись до неузнаваемости. Лоббисты отстаивали лазейки и схемы, в которые легко укладывались коррупционные инициативы. Купленные суды и хорошие юристы помогали с их помощью решать любые вопросы. И вот теперь оказалось, что многие усилия по внедрению правильных законов оказались напрасными. Потому применяют их неправильно. А это еще один — даже более серьезный — срез проблемы коррупции на Украине.
На днях в Киеве пребывал с визитом руководитель Transparency International Хосе Угас, раскритиковавший действия украинского правительства по борьбе с коррупцией. Эти меры, как заявил Угас, «воплощаются в жизнь без должной настойчивости, а потому не дают возможности быстро получить нужный результат и эффективно пресечь коррупционные практики, которые укоренялись многие годы». Пожалуй, самый яркий пример — создание Специализированной антикоррупционной прокуратуры — эдакой вип-прокуратуры для самых жирных взяток.
Так вот, создание этого, казалось бы, полезного органа в итоге вылилось в нездоровую конкуренцию различных прокуратур — обычной и вип, которую сами преступники легко используют для ухода от наказания. Случай, о котором недавно рассказал сам руководитель вип-прокуратуры Назар Холодницкий — показательный. Речь об арест мэра Вышгорода — престижного киевского пригорода, Алексея Момота, пойманного на получении крупной взятки. Следственные органы обычной прокуратуры долго время вели дело Момота, собирались фактаж и доказательства. И вот теперь оказывается, что это дело подследственно не обычной, а вип-прокуратуре. А значит, все собранные доказательства — не в счет.
Строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. В Украине это поистине так.
В конце своего визита Хосе Угас напомнил о том, что временное окно для серьезных реформ на Украине, почти закрылось. Он дал президенту и правительству еще два месяца. Судя по всему, на исходе лета раздражение Запада в отношении реформаторских процессов в Украине, достигнет апогея. Будут приняты решения.

Люстрация люстраторов

На Украине разгорается скандал вокруг закона «Об очищении власти», в народе — закона о люстрации. Судя по всему, очередное напоминание Венецианской комиссии о том, что закон нарушает базовые права человека, не прошли даром. Судьба закона переместилась в Конституционный суд, который и должен решить его судьбу. В медиа уже попал проект резолютивной части выводов КС, говорящий о том, что ключевые положения закона будут отменены. Утечка (или слив) тут же вызвал реакцию.
Так, новоназначенный генпрокурор Юрий Луценко заявил о недопустимости отмены люстрационного акта. «Люди, которые фабриковали дела против Евромайдан, те, кто замешан в преследовании оппозиции времен Януковича, не имеют морального права и не должны иметь юридической возможности оставаться или восстанавливаться в своих должностях».
Как уже писало изданиеUkraina.ru, закон о люстрации стал началом демонтажа системы государственного управления на Украине. С точки зрения текущей конъюнктуры — главным инструментом замены среднего чиновничьего звена в пользу ставленников нынешней политической элиты.
Заявление Луценко может фиксировать еще один примечательный факт. В Украине медленно, но верно формируется крыло «антизападников» — политиков, видящих в рекомендациях Запада вредительское действие, не соответствующее ни их текущим политическим интересам, ни мобилизационным настроение украинских граждан. Отмена закона о люстрации может стать самым большим позором для украинского парламента и правительства. Массовое восстановление уволенных чиновников, абсолютное большинство которых будет ярыми оппонентами нынешних украинских властей, заложит бомбу в систему. И эта бомба взорвется скорее рано, чем поздно.