Мусорный ветер

События во Львове разворачивается молниеносно. Трагедия на мусорной свалке в селе Грибовичи, обернувшаяся четырьмя смертями, стала настоящим испытанием для одного из самых популярных политиков страны. Свой имидж Андрею Садовому удалось прочно встроить в образ западноукраинской столицы. Цветущий Львов, ежегодно привлекающий толпы туристов, послужил самовоспроизводящимся пиаром для его бессменного на протяжении последних десяти лет мэра. Но сейчас под стенами и внутри львовской ратуши — пикеты, а сам Садовой из страха за свою жизнь и здоровье покинул рабочее место. А до этого вместе с парламентской фракцией своей партии «Самопомощь» покинул коалицию, поставив в сложное положение партию власти Петра Порошенко. Оба эти демарша, конечно, не связаны причинно-следственной связью — пожар на свалке и, тем более — гибель людей, никто не мог предсказать. Но логика у этих событий одна.
Позиции Андрея Садового, которого называют одним из претендентов на президентское кресло, казалось, были незыблемыми. Львов — жемчужина Западной Украины, украинская туристическая Мекка: старые улочки, напичканные стильными кафешками, вежливые горожане, повсеместная украинская речь. Во многом такой облик — действительно заслуга Садового. С малыми архитектурными формами — порядок, рекламные вывески упорядочены и не портят фасадов исторических зданий. В ратушу на заседания горсовета — свободный вход, мэра часто можно встретить на улицах города.
Но город — это не только чистые улицы, вкрученные лампочки и подержанные чешские троллейбусы и трамваи. Основа любого крупного города — инфраструктура: дороги, инженерные сети, водопровод, канализация и, да, полигон для свалки мусора. Вот с этим всем во Львове, как и почти в любом другом областном центре, проблемы. Гигантские городские свалки — боль для Ивано-Франковска, Киева, Запорожья и других городов. И мэры ничего не могут с этим сделать.
Тому есть две главные причины. Причина первая — строительство нового полигона — это десятки миллионов гривен и еще большее загрязнение окружающей среды. Сортировка мусора и строительство мусороперерабатывающего завода — это сотни миллионов гривен и огромный фронт работы — мэры должны обладать истинным даром убеждения, чтобы приучить горожан сортировать бытовые отходы. Обычно такие проекты подвязаны на центральные органы власти — Минрегионстрой или Минэкологии. И без согласования с ними, а также без привлечения бюджетного финансирования, реализованы быть не могут.
Поэтому, когда Петр Порошенко в ответ на требование Андрея Садового объявить Львов и окрестности зоной чрезвычайной экологической опасности, язвительно заметил: «Мусор надо вывозить, а не делать на этом большую политику», президент слукавил. Без большой политики мусорную проблему не решить.
Вторая причина — мусорный бизнес — это бизнес «бандитов и ментов». То, что именно эти две категории кормятся с мусора, известно давно. Как и то, что посягательство на этот бизнес — дело опасное. Мэры и их замы не обладают силовым ресурсом, чтобы решить эту проблему. «Пиджаки и галстуки» могут распределять землю, выделять льготы, жилье, предоставлять всякую там помощь, но есть «красные линии», за которые без автоматчиков лучше не соваться. За красными линиями — мусорный бизнес, отжим маршрутчиков, любое вторсырье, нелегальные казино. Задачи силового прикрытия могла бы выполнять муниципальная полиция — силовой орган мэров городов. Ее создание — неотъемлемый атрибут анонсированной децентрализации, которая — не только деньги, но и возможность защищать свои решения. Но о создании таких структур на Украине пока даже речь не идет.
Бессилие градоначальников делает их зависимыми от воли Киева. Попытки Андрея Садового выдать желаемое за действительное, заявляя о том, что проект рекультивации свалки в Грибовичах вот-вот профинансирует Европейский инвестиционный банк, выглядят жалкими. Как и едкие замечания Порошенко, который бьет своего политического конкурента явно ниже пояса.
Масштабные аварии на Украине — неизбежное следствие старения инженерной инфраструктуры городов. Без ее радикального обновления трубы будет рвать все чаще, оползни будут сносить здания, а мусор угрожать целым городам. В отсутствие реальной децентрализации сами города решать эти проблемы будут не в состоянии. А любой чиновник из регионов, будь то мэр или строптивый губернатор, получив путевку в большую политику, всегда может получить под дых от президента. Последнему нужно только дождаться удобного повода.


Запрос на сильную руку

82% опрошенных Киевским международным институтом социологии (КМИС) считают, что страной должен управлять сильный лидер с широкими властными полномочиями. Запрос на авторитарную власть в Украине велик как никогда. Экономические проблемы, война на Востоке, растущее разочарование во власти радикализировали общество. Граждане, уставшие от постоянных междоусобиц политиков, от размытой ответственности по вертикал — мэры, губернаторы, правительство, парламент, президент — требуют персонализированной ответственности. Жесткого царя, который порядок наведет. А если нет — то будет свергнут.
Демократический путь, избранный Украиной, не подтверждается «внешним независимым тестированием»: мы стали более милитаризированными, менее миролюбивыми, настроения в обществе в целом упаднические, и, наконец, разрушая памятники Ленину, проклиная Сталина, мы снова захотели царя. Чтобы как в России, только своего, только лучше.


Санкции, ограниченные во времени

Французский Сенат проголосовал за смягчение антироссийских санкций. Это решение принято абсолютным большинством депутатов, за резолюцию голосовали как провластные, так и оппозиционные партии. Полтора месяца назад это решение поддержала нижняя палата парламента — Национальная Ассамблея. Решение стало сюрпризом для Киева, официальные лица, заявляющие о полной поддержке Киева Западом, получили неприятный укол. Популярна интерпретация следующего плана: мол, нам лимитировали время на реформы, сейчас или никогда! На самом деле французам плевать на украинские реформы — мало кто из них по-настоящему интересуется делами Украины. А вот поставщикам французских товаров в Россию — сыров, вин и прочих традиционных экспортных позиций — на свой бизнес вовсе не плевать. Это их интересы сейчас отстаивали французские депутаты.
Голосование во французском Сенате произошло меньше чем за месяц до начала саммита ЕС, на котором, бесспорно, будет обсуждаться вопрос санкций в отношении России. Евробюрократия, которая не привыкла откровенно игнорировать инициативы снизу, вынуждена будет как-то реагировать на «французский запрос».