Об этом заявил глава НПО «Общественная правозащит­а» Олег Денисов.

«Арестовать в рамках уголовного производства недвижимое имущество можно только в случае, если это имущество принадлежит лицам, перечень которых установлен частью 1 статьи 170 УПК Украины, а именно: подозреваемому, обвиняемому или лицам, которые в силу закона несут гражданскую ответственность за вред, нанесенный подозреваемым, обвиняемым», – сказал правозащитник.

Он пояснил, что судебное решение основано на том, что якобы поступают угрозы об уничтожении храма.

«В таком случае полиция должна была возбудить уголовное производство по этой статье, искать конкретно тех лиц, которые угрожали и передавать дела в суд – несколько приговоров и, наверное, угроз больше бы не было. И зачем для этого арестовывать храм? Неужели наклеенная на дверях храма бумага может удержать его от фактического уничтожения? Конечно нет», – подчеркнул Денисов.

По его мнению, в действительности раскольники из так называемого киевского патриархата просто не могут признать свое поражение.

«Дело в другом: просто все эти свидетельские или лжесвидетельские показания надуманы специально, чтобы обосновать арест, потому что заказчики всей этой истории – представители киевского патриархата – не могут принять факт своего судебного поражения, а власть не способна навести правовой порядок и привлечь к ответственности лиц, открыто посягающих на собственность верующих», – считает правозащитник. 

Попытка захвата храма канонической Украинской Православной Церкви в селе Птичья Ровенской области вызвала широкий общественный резонанс. Действия «УПЦ КП» осудили мировые политические и религиозные лидеры.