Возможные последствия инцидента вблизи турецко-сирийской границы изданию «Украина.Ру» прокомментировал заместитель главного редактора журнала «Авиапанорама» Владимир Попов.

«Мы будем разбираться. Пока надо доказать, что наше дело правое. Во-первых, мы действуем в воздушном пространстве Сирии по приглашению правительства страны. Во-вторых, воздушное пространство не нарушалось, соответствующее официальное заявление будет сделано в ближайшее время», — сказал генерал-майор.

В соответствии с международными нормами, использование вооруженных сил на территории третьих стран возможно по резолюции Совета Безопасности ООН или по просьбе легитимного руководства этой страны.

«Наши средства объективного контроля показывают, что государственная граница Турции не пересекалась российским бомбардировщиков Су-24. Мы находились на расстоянии примерно в полукилометре от этой черты, а выполняли боевую задачу в 5-7 километрах от государственной границы Турции. Они поторопились, ясно, что им не хватило выдержки. Скорее всего, здесь какой-то политический вопрос, который нас, как военных, не касается», — заявил Попов.

После того, как турецкий истребитель F-16 сбил российский бомбардировщик Су-24, в Министерстве обороны РФ незамедлительно сообщили, что российский самолет находился исключительно над территорией Сирии.