Об этом пишет в своей статье американское издание The Washington Post.

The Washington Post: украинцы предпочитают идти в тюрьму, но не на войну

«Я лучше просижу три года в тюрьме, где меня будут кормить, и где я буду в безопасности, чем пойду служить. Это правительство год находится у власти, но нам по-прежнему нужно работать два дня, чтобы купить буханку хлеба. Я не хочу сражаться за такие власти», — приводит WP слова 26-летнего рабочего металлургического завода Андрея, которого призвали в марте.

Андрей живет в Славянске, который с середины апреля прошлого года и до начала июля находился под управлением ополченцев, а позже был занят украинской армией. Симпатии жителей по-прежнему разделены, и из 40 знакомых Андрея, получивших повестки, только один собирается идти воевать.

«Мы боролись за независимость, за право жить и работать в собственном регионе. Когда пришла украинская армия, она обстреливала нас два месяца подряд. И теперь я должен идти и сражаться за нее? Я так не думаю», — цитирует Андрея издание.

The Washington Post: украинцы предпочитают идти в тюрьму, но не на войну

Даже те украинцы, которые принимали участие в протестах на майдане в конце 2013 и начале 2014 годов, не хотят идти в армию потому, что боятся за свою жизнь.

«Я давно решил, что не отвечу на повестку. Мне совершенно неинтересно принимать участие в этом конфликте. Они (власти и командование – ред.) должны были действовать более эффективно, чтобы сократить потери. Я не хочу пополнять список жертв», — приводит WP слова 25-летнего сотрудника киевской неправительственной организации Игоря.

Издание отмечает, что помимо провала призывной кампании, украинскую армию одолевают множество проблем. Среди них — взяточничество в призывных комиссиях и неэффективная система набора и подготовки новых военных кадров. Кроме того, семьи убитых солдат часто должны бороться, чтобы получить обещанную поддержку государства.

The Washington Post: украинцы предпочитают идти в тюрьму, но не на войну

«Мы не понимаем, за что воюем, правительство не сообщает людям о целях этой войны», — цитирует издание военного аналитика Алексея Арестовича, который отмечает, что даже после года боевых действий конфликт на Украине до сих пор официально  не называется «войной».

The Washington Post отмечает, что жители Украины начинают осознавать «реальную, ужасающую» стоимость войны. По их мнению, конфликт с апреля 2014 года превратился в «кровавую изматывающую мясорубку», которая уже унесла, по разным данным, от 6100 до 50 000 жизней военных и мирных жителей.

При этом многие украинцы призывного возраста предпочитают получить статус беженца в России. Так, по данным российских властей, на территории РФ «с явной целью уклонения от призыва» находятся почти 1,3 млн граждан Украины призывного возраста.