Всеволод Гончаревский был задержан 19 августа сотрудниками Одесского УБОПа и в спешном порядке вывезен из Одессы, сообщают источники в правоохранительных органах города. Это также подтвердили и в пресс-службе ГУ МВД Украины в Одесской области.

Информации о его местонахождении на настоящий момент нет: по одним данным, майдановец был отправлен в Киев, по другим — он уже звонил домой из Херсона.

Действия этого правосека, как и печально знаменитого «сотника Миколы», 2 мая были сняты на видео и подтверждаются показаниями многих очевидцев.

Во время «одесской Хатыни» Гончаревский забивал насмерть куликовцев, которые выбрасывались из Дома профсоюзов, охваченного пламенем и заполненного парами ядовитого газа.

В Одессе взяли нациста, забивавшего насмерть людей у Дома профсоюзов

По сообщению одного из одесских милиционеров, сразу после ареста Севы Гончаревского «на Осипова, 23, к зданию УБОПа стягиваются черные вереницы едынокраинцев, намереваясь одбить своего подельника». Именно этим, видимо, и объясняется спешная «передислокация» подозреваемого из Одессы «от греха подальше».

Кроме того, тот же анонимный сотрудник УБОПа заявил: «Пусть куликовцы не думают, что в милиции остались одни уроды. Мы не могли взять этого подонка, потому что свидетели боялись давать показания. Сейчас такой свидетель нашелся. Мы сразу взяли Гончаревского. Мы свой долг перед Одессой выполнили. Но что будет дальше — мы не знаем. Есть еще судьи, прокуроры и политики», — сообщает один из одесских новостных порталов (novorossy.ru).

Несмотря на репрессии украинских властей, активисты одесского Антимайдана каждое воскресенье собираются напротив места страшной трагедии на Куликовом поле. По их словам, многие десятки пострадавших, но выживших в Доме профсоюзов куликовцев содержатся в одесских тюрьмах. «По тем данным, которыми мы располагаем, сейчас в одесской тюрьме находится 76 наших товарищей.

В Одессе взяли нациста, забивавшего насмерть людей у Дома профсоюзов

Один из заключённых — россиянин Евгений Нефедов. Власти к нему даже российского консула отказывались пустить. Ещё семь человек после событий 2 мая были отправлены в Вилково под Одессой и находятся там до сих пор», — рассказывает корреспонденту Ukraina.ru Елена — одна из активисток Куликова поля.

По информации, полученной от одного из сотрудников «Пивдэнной виправнои колонии №51» (или ИК-51 «Южная» строго режима; Люстдорфская дор., 9), участники событий 2 мая на Куликовом поле занимают в ней 16 камер. Свидания им запрещены, никакой связи с внешним миром у них нет.
Один из активистов Антимайдана на Куликовом поле — 65-летний Александр Якименко, который дежурил в палатке преследуемого СБУ и бежавшего в Россию Валерия Каурова, 2 мая спасался на крыше Дома профсоюзов, был арестован, а затем, после акции протеста 4 мая, выпущен из здания ГУВД на Преображенской.

Людмила, жена Александра Якименко, рассказала корреспонденту Ukraina.ru, что в начале июля, после второго ареста Александра, у них в доме конфисковали все носители информации, «даже внучкин старенький компьютер». «Они дали Саше так называемого бесплатного адвоката. Тот пришёл и с порога заявил, что его "бесплатные" услуги будут стоить тысячу долларов. Откуда у меня такие деньги? Я же пенсионерка», — поясняет Людмила.

По имеющейся информации, Севе Гончаревскому вменяют статью 294 Уголовного кодекса Украины («Организация массовых беспорядков»). Данная статья предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от пяти до восьми лет.

Между тем, Александру Якименко и десяткам активистов Антимайдана, находящимся в одесских тюрьмах, вменяют статью 111 УК Украины — «Государственная измена», предусматривающую наказание от десяти до 15-ти лет лишения свободы.