День памяти «героев небесной сотни» очень важная дата для всех тех, кто помнит события 18-20 февраля 2014 года в центре Киева.

С самого утра люди приносили цветы и лампадки, вспоминали погибших и не могли сдержать слез. Только вот день памяти получился неспокойным из-за сообщений о погромах банков, призывов к свержению правительства и даже президента. Сайт Сегодня.ua внимательно следил за ситуацией, чтобы понять, кто и с какой целью пришел в этот день в центр города.

Батальон «ОУН»

Утром командир батальона Николай Кохановский призвал активистов «продолжать революцию». «Украинская революция — не завершена и продолжается. Народные массы скрипят от несправедливости», — также сказал он.

Погромы, громкие лозунги и слезы: кто и зачем пришел на Майдан 20 февраля

Кохановский признал, что сейчас нет 100 000 человек, чтобы идти на штурм администрации президента, но «акцию нужно использовать в своих целях». А главная из них — освобождение добровольцев, которых активисты называют «политзаключенными».

«Есть группа российских банков тут — на Печерске — я призываю их громить. Я тоже буду это делать», — сказал Кохановский. Активисты воплотили свои планы в жизнь. В итоге — «Сбербанк России» на Арсенальной остался цел — окна разбить не удалось, а правоохранители выстроились перед зданием. А вот «Альфа-банк» на Крещатике разгромили.

В связи с повреждением имущества банков было открыто уголовное производство по части 2 статьи 296 (хулиганство) Уголовного кодекса Украины. Злоумышленникам грозит наказание в виде ограничения свободы на срок до 5 лет или лишение свободы до 4 лет.

Батальон «ОУН» — украинский добровольческий батальон, действовавший в Донецкой области. С 12 августа 2014 по апрель 2015 дислоцировался в селе Пески под Донецком. Командир — сотник первой киевской сотни ОУН на майдане Николай Кохановский.

«Революционные правые силы» (РПС)

Самые громкие заявления представители организации сделали со сцены возле монумента Независимости. Основные требования митингующих: отставка правительства и создание комиссии по расследованию действий Кабмина; выборы новых министров под контролем общественности и их организации; импичмент президента (со сцены назвали «импичментом кондитера»); введение военного положения на территориях Донецкой и Луганской областей; отставка главы СНБО Александра Турчинова и его привлечение к уголовной ответственности.

Также призвали к всеукраинской мобилизации. Активисты собираются провести провести вече 21 февраля. Установлена первая палатка, а людей зазывают приносить чай и присоединяться к протесту. Во время митинга лидеры организации отметили, что не принимали участия в повреждении имущества банков.

«Революционные правые силы» — организация, в которую входят волонтеры, бойцы и командиры добровольческих батальонов. Представителей нынешней власти в своей декларации они называют «внутренними оккупантами». Первый съезд провели в ноябре 2015 года. У организации больше 5000 подписчиков Вконтакте и 291 — в Facebook. Многие посты написаны на русском языке, но их направленность — националистическая.

Погромы, громкие лозунги и слезы: кто и зачем пришел на Майдан 20 февраля

Другие организации националистической направленности

Также радикально настроены были представители организаций «Черный комитет», «Тризуб», «Конгресс украинских националистов» (КУН), «Добровольческий украинский корпус «Правого сектора» (ДУК ПС) и другие. Активисты этих организаций, в основном, митинговали утром и днем, к вечеру их флагов почти не осталось.

«Черный комитет» в своей группе Вконтакте освещал главные события дня — объяснял подписчикам, что акция не заканчивается, а также поприветствовал установление палатки.

«Черный комитет» — общественная инициатива, созданная на Украине 1 мая 2009. Активисты «Черного комитета» вместе с другими организациями являются основателями «Правого сектора». Представительскую роль в организации выполняет Богдан Тыцкий.

Волонтеры и майдановцы

В этот день все делились своими историями и вспоминали о том, что делали два года назад. Например, волонтер Ольга рассказала со сцены, что против новой революции, но признала необходимость протеста. А ее мнение о бесцельности новых волн мобилизации в толпе поддержали аплодисментами.

Одна киевлянка сказала: «Нас водят за нос, а мы все это должны терпеть». Многие майдановцы признались, что вспоминают протест с ностальгией, но, конечно же, скорбят о погибших.

Трогательнее всего было наблюдать за теми, кто пришел на майдан с одной целью — вспомнить о погибших героях. Они не отвлекались на лозунги митингующих. Приносили цветы, лампадки или просто тихо стояли возле стендов с фотографиями «небесной сотни».

Среди них мы встретили потомка династии сахарозаводчиков и меценатов, мэра Глухова Сумской области — Мишеля Терещенко. Его мало кто узнал — городской голова не выступал на сцене.

Александр Литвин, Ольга Консевич

Оригинал публикации