— Андрей Владимирович, насколько успешным сегодня может быть импортозамещение, в каких сферах оно необходимо, в каких возможно?

— Импортозамещение может быть феерически успешным, эффективным и интересным, но оно должно правильным образом быть структурировано и организовано. Полагаться на исключительно рыночные механизмы неправильно.

Сразу хочу оговориться — российский бизнес показал себя в последние два месяца с самой лучшей стороны. Все активно работают, ищут альтернативную логистику, поставки, проекты. Более того, мне известны не единичные факты, когда люди сами организуют не очень большие, но тем не менее высокоэффективные производства, чтобы своей собственной продукцией восполнить выпадающий западный импорт.

Но все-таки объем задач настолько велик, информации настолько много, что требуется отдельный комитет по импортозамещению, агентство — назовите как угодно — которое занималось бы этими вопросами системно, круглосуточно.

Сергей Глазьев: Запад — это пираты XXI века
Сергей Глазьев: Запад — это пираты XXI века
© РИА Новости, Илья Питалев

Кроме того, эта институция должна быть серьезно фондирована. Например, есть ФРП под Минпромторгом (Фонд развития промышленности. — Ред.), прекрасная организация с широкой региональной сетью, прекрасными профессионалами. Но этот ФРП должен быть фондирован на два порядка больше для того, чтобы в полной мере использовать свои функции и возможности, то есть ГЧП — государственно-частное партнерство. Государство должно всячески помогать частникам, а наши частники — это «выспавшиеся», эффективные и шустрые ребята, можно не сомневаться, что они оценят такую инициативу в полной мере, поддержат такой подход государства.

Нам требуется солидарность на всех уровнях: от бытового до самого верхнего государственного, и эта солидарность должна выражаться и в ГЧП.

— Об энергетике. Ранее «Газпром» полностью остановил поставки газа по действующим контрактам в Болгарию и Польшу. Поводом для прекращения прокачки стал отказ указанных стран платить в рублях. Какие еще страны могут отказаться от российского газа, каковы в таком случае потери с обеих сторон?

— Европейцы, особенно немцы, прилагают титанические усилия в этом направлении. Более того, насколько я могу судить по информации, которую публиковали разные коллеги, они довольно бодро заполняют свои газохранилища, выходят на неплохие уровни.

Говорить о том, заполняют они резервуары или не заполняют, есть у них газ или нет, без ответа на вопрос, а по каким ценам это происходит — бессмысленное занятие. Теоретически можно купить всё что угодно, и кому угодно, и где угодно. Вопрос — сколько стоит рыба? А рыба там сегодня дорогая.

Эта немыслимая инфляция бьет по европейцам очень серьезно. Поясню свое мнение. Дело в том, что все рассказы про высокие западные зарплаты в эти месяцы начали, наконец, показывать свою реальную суть. Дело не в том, какая на Западе зарплата, а в том, сколько у людей остается свободных средств после совершения тех платежей, от которых они не могут уклониться. Это налоги, страховки, проценты по кредитам, аренда, ЖКХ. Что такое для нас 7% инфляция? Ерунда. Да и 15%. Это не поражает воображения российского гражданина ни разу. А там беда.

Во-первых, потому что эти цифры инфляции учитывают далеко не все параметры в полном объеме. Например, то, как изменилась цена топлива, или то, как изменилась цена аренды. У европейского гражданина после его великой зарплаты остается 800 евро на месяц, а одна заправка бака машины — 150-200 евро, для него это очень печально и очень дискомфортно.

Может быть, они и откажутся от газа, но для нас это не суть важно. Для нас это просто техническая задача — значительную часть трубопроводного газа перевести в СПГ. Это вопрос технический. Надо построить производство, причем необязательно строить гигантские заводы, можно построить большое количество маленьких СПГ по всей стране. Чем прекрасен СПГ — его отлил на границе в какой-нибудь бак, и все, он потерял род, племя и происхождение. И уже неизвестно, откуда взялся в Турции или где-нибудь в Эмиратах этот газ. Труба имеет национальность, сжиженный газ в баке не имеет никакой национальности. Поэтому уже сейчас проходит титаническая работа по перенаправлению потоков. Потребность в энергоносителях в мире устойчиво растет.

Депутат Николай Новичков: война — не покер
Депутат Николай Новичков: война — не покер
© скриншот видео " Свободная Пресса"

Судя по всему, правы те эксперты, которые говорят, что климат разворачивается в обратную сторону — будет прохладно. Посмотрите на нашу весну. В прошлом ноябре «Северный морской путь» встал, покрылся льдом на две недели раньше. То есть энергоносителей явно надо будет больше. Мы со своими энергоносителями припаркуемся по нормальным ценам, потому что сейчас цены — сказка, а вот как будет Европа с этим новым масштабом цен выходить из положения — это их дело.

— Каковы объемы замороженных российских активов? Что Россия замораживает в ответ?

— Я владею только той информацией, что имеется в прессе — около половины наших золотовалютных резервов заморожены, чуть больше 300 миллиардов долларов имеется в относительно свободном доступе. Но эта информация очень тонкая и деликатная, об этом не распространяются, потому что мы находимся в экономических боевых действиях в полном смысле слова.

Когда мы ведем нашу работу, мы на эти резервы не рассчитываем по одной простой причине — торговый профицит Российской Федерации по-прежнему настолько велик, что мы можем решать любые вопросы, как импортные, так и иные. Мы являемся ярыми сторонниками помещения курса рубля в валютный коридор. Причем не так важно 55 рублей будет стоит доллар или 75 рублей — это вопрос технического расчета нахождения баланса между интересами экспортеров и импортеров. Допустим, 75 рублей. Держать рубль в этом коридоре (плюс-минус несколько процентов) можно годами без всяких усилий, имея такой профицит, как сейчас. Вопрос некритичный. Не помрем точно!