- Сеньор Франсиско, ровно 30 лет назад развалился СССР. 25 декабря о своей отставке заявил Михаил Горбачёв и это стало последней точкой в истории СССР. Чем для вас СССР был тогда и чем является сейчас?

Испанский антифашист: На примере Украины видно, что мир сползает к войне
Испанский антифашист: На примере Украины видно, что мир сползает к войне
© Facebook, Diego Doña Solar / Перейти в фотобанк
— Мне тогда было 36 лет, я родился в СССР и жил там до 17 лет, с этой страной у меня были эмоциональные связи. Поэтому на личном уровне к тому, что произошло в этот день, у меня было отрицательное отношение. Я с юных лет был сторонником социализма, причём на уровне размышлений, а не просто симпатий. Поэтому уже в тот момент я понимал, что развал СССР был отрицательным процессом, причём не только для советского народа, но и для остальных стран, особенно европейских.

- Тогда вы уже жили в Испании?

— Да. Я жил там с 1971 года. Правда, из Испании мне тоже пришлось в семидесятых годах, ещё при диктатуре Франко, бежать во Францию, где я прожил три года.

- Вы вернулись в Испанию при Франко, и почти сразу же бежали оттуда?

— Я вернулся туда с отцом. Он был членом коммунистической партии Испании, и для возвращения воспользовался объявленной Франко амнистией, которая давала гарантии от преследований в обмен на отказ от политической активности. Он действительно пытался воздерживаться от публичных действий, хотя, конечно, подпольные связи у него были. Ну а я-то вообще не был связан обещаниями, и скоро стал членом другой подпольной коммунистической организации. В 1973 году мне пришлось бежать через Пиренейские горы. Для членов запрещённых в Испании партий это был уже привычный маршрут, так бежали от преследований очень многие политические активисты.

Премьер-министр Испании: Мавзолей Франко не станет местом национального примирения
Премьер-министр Испании: Мавзолей Франко не станет местом национального примирения
© commons.wikimedia.org, Godot13

Возвращаясь к вашему вопросу, в 1996 году мне пришлось по работе, в качестве переводчика, приехать в Киев. С конца восьмидесятых я получал информацию об СССР из прессы, приходившей в Испанию, газеты «Аргументы и факты» и других газет и журналов, естественно, я был в курсе происходивших там событий. Но когда я увидел собственными глазами, во что превратилась страна, где я родился, то для меня это стало личной травмой. Было очень неприятно, очень обидно, и такое горькое ощущение, что мы что-то потеряли, было в то время у многих политически активных европейцев из левых организаций.

- Вам приходилось бывать в Киеве ранее?

— Нет, но я же на всех углах чувствовал что-то родное, что раньше это был наш, советский город, такой же, как в тех городах, в которых я бывал, поэтому мне было очень грустно.

- Как вы оцениваете сегодняшнюю ситуацию на постсоветском пространстве?

— Думаю, что реставрация капитализма в республиках бывшего СССР пошла примерно по одному сценарию. Конечно, в каждом случае были свои нюансы, в Белоруссии в девяностых годах происходило не то же самое, что на Украине, а ситуация там отличалась от сложившейся в РФ, и так далее. Но в целом общая схема была похожа: негативные изменения, обнищание народа, возникновение олигархата в результате союза коррумпированной партийной номенклатуры с организованными преступными группировками, уже существовавшими к тому времени в СССР. Во всех республиках поднялась волна национализма.

«Украина - для украинцев!» Как украинские националисты взрывали памятник Пушкину в Харькове
«Украина - для украинцев!» Как украинские националисты взрывали памятник Пушкину в Харькове
© commons.wikimedia.org, Корольков Дмитрий Юрьевич
Возможно, в РФ этот националистический угар не достиг таких масштабов из-за её многонациональности и федеративного устройства. Но в других республиках, например, в Латвии, а позже на Украине, этот реакционный процесс развивался вовсю. Появились националистические движения, ориентировавшиеся на коллаборационистов времён Великой Отечественной войны. Поэтому то, что происходит сейчас на Украине — это не сюрприз, все эти негативные явления начались именно с развала СССР.

- По истечении 30 лет после развала СССР возник новый геополитический конфликт между США и теперь уже Россией, которые борются за свою гегемонию в мире. В этом процессе активно участвуют и Китай, ЕС. Как вы считаете, эти процессы как-то связаны с развалом СССР или нет? И, если связаны, то как?

— Безусловно, связаны. «Cхлопывание» Советского Союза нарушило существующее геополитическое равновесие. Элита западных стран (особенно финансовая и связанная с военно-промышленным комплексом) в отсутствии сдерживающего фактора в лице СССР просто «потеряла берега», устанавливая своё господство над миром. В США думали, что теперь их гегемония будет продолжаться всегда, но потом оказалось, что они просто надорвались,

Спасёт ли гегемонию Запада пародия на «холодную войну»
Спасёт ли гегемонию Запада пародия на «холодную войну»
© РИА Новости, Александр Демьянчук / Перейти в фотобанк

Сейчас гегемония американского империализма в мире переживает упадок, и мне этот процесс кажется позитивным, потому что она была отрицательным явлением для всех.
В этом процессе большую роль сыграл Китай, ставший всемирным промышленным цехом, и смена внешнеполитического курса Российской Федерации, которую они сами загнали в угол.

Сейчас РФ стала «огрызаться», потому что у неё не осталось другого выхода. Вполне возможно, что на Западе думали, что процесс развала СССР будет продолжен развалом Российской Федерации, но какие-то их планы не сложились.

Конечно, современная Россия — капиталистическая страна, но она является костью в горле теряющего гегемонию западного империализма, и этому можно дать положительную оценку.

Кстати, с моей точки зрения, ЕС, в отличие от Китая, нельзя считать самостоятельным игроком. Это структура «вассального» типа по отношению к США, причём не только в политическом, но и в экономическом смысле, сейчас, во время кризиса, это хорошо видно. Положение членов НАТО обязывает их идти в фарватере у США.

- С другой стороны, США возражали против газопровода «Северный поток — 2», а Германия участвовала в его строительстве, в соответствии со своими интересами. Можно ли, несмотря на такой пример, говорить о том, что все страны ЕС подчиняются американцам?

— Это подчинение существует на уровне элит. Но в случае ФРГ мы видим, как и справа, и слева в этой стране растут антиамериканские настроения в связи с тем, что фактически она является оккупированной страной. И сейчас такую ситуацию уже нельзя свалить на Советский Союз, якобы для защиты от которого в Германии находились американские войска. СССР уже 30 лет как нет, а влияние американцев на всех уровнях, зависимость политических элит остаётся, и это входит в противоречие с ролью экономического локомотива, который Германия играет в Евросоюзе.

Меркель под колпаком США. Может ли Германия быть суверенной?
Меркель под колпаком США. Может ли Германия быть суверенной?
© РИА Новости, Алексей Дружинин / Перейти в фотобанк

Смотрите, были ведь несколько лет назад скандалы, связанные с прослушиванием и контролем за перепиской немецких политиков, вплоть до личной, со стороны ЦРУ. Они контролировали таким образом даже бывшего канцлера Ангелу Меркель, и это осталось без последствий, что является показателем подчинённости Германии. Немецкая разведка BND, как и все разведывательные службы стран НАТО, сильнее зависит от США, чем от своих собственных руководителей. Ну, и есть там политики, та же партия «Зелёных», которые открытым текстом говорят, что интересы США должны отстаиваться в первую очередь. В таких условиях рост антиамериканских настроений вполне естественен.

- Развал СССР привел к формированию так называемого одполярного мира, который существует по лекалам правительства США. Как вы оцениваете его, что, с вашей точки зрения, является плюсом, а что минусом в этой однополярной системе?

— Положительного я лично ничего не вижу. Одновременно с развалом СССР, или, точнее, даже раньше, с первой иракской войны, во время которой Горбачёв уже начал пресмыкаться перед США, начались неолиберальные реформы в экономике и их последствия в политике. За эти 30 лет резко ухудшилось положение трудящихся в Западной Европе, особенно их низкооплачиваемой части. А вот финансовые элиты улучшили своё положение. Западные СМИ превратились, практически, в пропагандистский аппарат НАТО.

Франсиско Абад: Распад СССР резко ухудшил условия жизни в Западной Европе

- Вы стали свидетелем этого ухудшения положения трудящихся?

— Конечно, я же много лет жил в Испании, поэтому сам мог видеть, как жизнь там резко ухудшается. Я жил в рабочем районе города Хихон в Астурии, и в последние годы  там происходили шокирующие вещи. Со своего балкона я видел, как ночью пенсионеры роются в мусорных баках. Это не пропаганда, никто мне этого не рассказывал, я сам это наблюдал.

Грег Баттерфилд: Мы всё ещё живём в тени поражения СССР
Грег Баттерфилд: Мы всё ещё живём в тени поражения СССР
© prometej.info

- 30 лет назад, во время существования СССР, в Испании такого не было?

— Не было! И дело именно в том, что СССР был сдерживающим фактором. В странах с мощным рабочим движением и крепкими профсоюзами капиталисты должны были идти на уступки. Само существование СССР положительно отражалось на европейских трудящихся, потому что элита боялась увеличения просоветских настроений. Советский Союз вызывал симпатии в Западной Европе не только у каких-то маргиналов. Ему симпатизировали профсоюзы, насчитывающие миллионы членов. В некоторых странах были мощные компартии. С ними приходилось считаться. А после развала СССР началось наглое наступление на социальные завоевания. Конечно, тут сыграла роль ещё и нечёткая позиция большинства западноевропейских левых. В совокупности с исчезновением СССР это и привело к нынешнему печальному положению.

- Как вы считаете,  почему в мире в последние полтора-два десятка лет произошло так много войн? Что является их движущей силой? Почему мир, после развала СССР, не стал гармоничнее, добрее, милосерднее?

— По мере того, как однополярная гегемония укреплялась, количество войн в мире увеличивалось. Произошёл возврат к эпохе доминирования стран-колонизаторов, список которых фактически совпадает со списком стран НАТО. Таким образом, уже в современных рамках и в соответствии с современным военно-техническим прогрессом они просто стали применять силу так, как они делали это в отношении туземцев в восемнадцатом и девятнадцатом веке. Новые войны приобрели явный неоколониальный уклон и сопровождались разрушением суверенитетов стран.

- Какая ещё тема, связанная с развалом СССР, вам кажется достойной упоминания в интервью?

— Я хотел рассказать о том, какое странное впечатление производили на меня люди, которые начали переезжать в Западную Европу в девяностые годы. У них было такое преклонение перед Западом, что они не могли понять противоречий общества, в которое они прибыли. Они думали, что всё, что они слышали в СССР о недостатках капитализма — это пропаганда. Так как я был переводчиком, то я часто общался с людьми из постсоветских стран, переехавшими в Испанию. Иногда мне даже из полиции звонили, просили помочь с переводом. Я познакомился со многими эмигрантами, и меня от высказывавшихся ими мнений просто оторопь брала! Они впитали весь этот бред, который развели в Советском Союзе в конце восьмидесятых и начале девяностых годов. Вот это массовое отречение от всего советского и убеждение, что всё западное обязательно должно быть хорошим, просто потрясало.

Это было совершенно иррациональное убеждение, основанное на чистых эмоциях. Совершенно необоснованные надежды, инфантильные иллюзии были даже у людей умных, образованных, деятелей культуры. Я, например, сталкивался с музыкантами из оркестра «Виртуозы Москвы». Их пригласило в Испанию региональное правительство Астурии, и так как они находились в Испании по контракту, и им ежемесячно неплохо платили, некоторые из них вдруг почувствовали себя элитой и начали проявлять замашки, которые я никогда не ожидал от советских людей. Например, у одного из них сломался электрический звонок. Дело было в воскресенье вечером, и он начал требовать в управляющей компании здания, где он снимал жильё, чтобы ему немедленно прислали электрика. А электрик компании сказал, что по воскресеньям у него выходной, и закон на его стороне. А у музыканта и его семьи это не укладывалось в голове, они начали дико возмущаться, что какой-то рабочий вот так «качает права». И таких историй я мог бы вспомнить очень много.

С другой стороны, большинству постсоветских эмигрантов не удалось устроится в Испании так же хорошо, как «Виртуозам». С каждым годом мигрантам с постсоветского пространства жилось всё хуже, а сейчас тем более, им даже легально устроиться на работу почти невозможно.

Франсиско Абад: кто он
Франсиско Абад: кто он
© из личного архива Франсиско Абада
Так вот, многие из них абсолютно не понимали, куда приехали.

Например, они думали, что все западные страны одинаковы.

Тут надо заметить, что в странах ЕС «второго эшелона» — Испании, Португалии, Греции — и близко нет такой мощной социалки, как в Германии или Франции, а они этому очень удивлялись.

Они думали, что везде на Западе любой безработный живёт в отличных условиях, скажем, получает две тысячи евро, а на самом деле у нас такого и близко нет. И когда они с этим сталкиваются, то им кажется, что это только с ними происходит что-то непонятное. Пока до них доходит, что это системно, проходит много времени. Они сталкиваются с тем, что надо платить большие деньги за съём квартиры, что энергия дорогая, что продукты дорогие, что на работе нет стабильности. У нас ты можешь удачно проработать полгода, а потом тебе дают пинок под зад, и ты в течение двух-трёх лет не работаешь. А постоянная работа как явление, можно сказать, просто исчезла, начиная с 2008 года, когда начался этот кризис в США, который всё никак не закончится.