Об этом известный певец и композитор Андрей Державин рассказал в интервью Украине.ру

- Андрей, в начале 90-х у тебя — огромные залы, оглушительный успех, толпы поклонниц. Ты вообще распад Союза каким-то образом переживал или это прошло мимо тебя, учитывая всё вышеизложенное?

— Нас тогда несло таким вихрем, вихрем гастрольным. Мы оказывались в самых разных точках Советского Союза как раз в момент его распада. И дома-то мы бывали в году, может, всего несколько недель. Я припоминаю сейчас какие-то моменты, когда в одной республике ещё всё хорошо, в другой республике уже — не очень, а откуда-то нас вообще выводят в сопровождении автоматчиков, потому что там уже начались известные события… И, на моей памяти, это время, конечно, неспокойное. Очень некомфортное, очень тревожное время.

- Немалая часть твоей жизни связана с Украиной. Какие впечатления от Украины тогдашней — страны, в которой прошло, по сути, твоё детство?

— В детстве я очень много времени проводил на Украине. Родился я на севере, в Республике Коми, в городе Ухта. Там работали мои мама и папа, они были геофизиками. А бабушка — украинка. Когда мне было лет 8 или 10, они с дедом решили закончить работу и переехать на Украину. Стоял вопрос, где жить. Выбирали долго. Они могли себе позволить построить кооперативную квартиру, что и сделали. В конце концов, остановились на Виннице. 

ГКЧП: как это было 30 лет назад
ГКЧП: как это было 30 лет назад
© РИА Новости, Владимир Родионов / Перейти в фотобанк

А меня каждое лето родители отправляли в пионерские лагеря. Куда? Естественно, туда (на Украину — Ред.). А начиналось с того, что я приезжал к бабушке. Жили мы возле усадьбы Пирогова, практически на берегу. Ну и друзья, рыбалка, игра в индейцев. А потом этот мне ненавистный пионерский лагерь, откуда всё время хотелось сбежать. Но в старших классах уже и в пионерском лагере появились свои прелести…

Что рассказать про Украину? Конечно, меня поражало, когда заканчивается учебный год, и у нас на севере в конце мая ещё может и снег выпасть… А ты садишься на поезд и буквально через сутки оказываешься… просто в раю. Бабушка моя каждое утро ездила на рынок, он назывался «Урожай». Всё, что она оттуда привозила, издавало такие запахи… Она привозила огромный букет роз, поскольку обожала розы. Не буду уже рассказывать обо всём остальном, о продуктах, которые можно было купить на рынке — всё идеально, всё свеженькое. Вот с этим у меня связаны детские воспоминания.

Конечно, у меня очень много друзей (на Украине — Ред.), Сначала мы были детьми, потом стали подростками, потом студентами, потом… А потом у меня появился «Сталкер» (музыкальная группа — Ред.), и я уже приехал туда с гастролями. И вот вся эта гоп-компания собралась у нас в квартире, где прошло наше детство. Я помню это очень хорошо. Конечно, кто-то уже работал. Помню, один был начальником милиции, другой… в общем, что говорить. Воспоминания у меня об Украине самые хорошие.

- За эти 30 лет после распада СССР в твоей карьере много чего случилось. Были сольные выступления, был "Сталкер" и, как я уже говорила, головокружительный успех. А потом был переход в «Машину времени» и 17 лет там. А сейчас «Сталкер» снова существует. Мог ли ты тогда представить, что именно так всё закрутится? И это уже не говоря о том, что ты снимаешься в кино, пишешь музыку для кино, пишешь музыку для мультфильмов…

— Этим я в начале двухтысячных наигрался. Серьёзно уже не занимаюсь музыкой к кино, хотя мне это ужасно интересно. Ты абсолютно правильно сказала, перепутала только — не 30, а 35. Мы сосчитали, что появились 35 лет назад, я имею ввиду группу «Сталкер». 

Композитору Быстрякову 75: с крахом СССР ни я, ни мое творчество оказались ненужными
Композитору Быстрякову 75: с крахом СССР ни я, ни мое творчество оказались ненужными
© кадр из видео Украина.ру

- А я имею ввиду 30 лет с момента распада СССР… А про «Сталкер» я, конечно, знаю, обижаешь.

— Тогда я посыпаю голову пеплом и больше не буду тянуть на себя одеяло. Мне понравилось, как когда-то в интервью меня спросили: вот вы были на гастролях в такой-то республике, и практически сразу после вашего отъезда СССР распался…

- Неужели из-за тебя?

— Я говорю: поверьте, мы к этому не имеем никакого отношения… (смеётся). А вообще эта фраза: «мог ли ты это себе представить» — сопровождает меня всю мою жизнь. Мог ли я себе представить, будучи ещё школьником, что я займу первое место в олимпиаде, мог ли я себе представить, что займу первое место на спортивных соревнованиях, и так далее, понимаешь? И это применимо ко всему. Я так на концертах иногда думаю — мог ли ты себе представить? Выходишь на сцену, в зале приличные люди сидят.

Сейчас очень часто заказывают выступления артистов на дни рождения, на свадьбы, на корпоративы. Скоро Новый год… И вот, когда ты выходишь петь перед такой публикой, там не надо геройского выступления, не надо вставать в рок-позы. Нужно выйти по-человечески, люди это любят и ценят. Так вот я очень часто спрашиваю себя: мог ли я себе такое представить? Мог ли себе представить, что на "Украина.ру" буду давать интервью такой красивой девушке? Переходим к ответу на твой вопрос. Да конечно, не мог я себе такого представить! Кто же это может представить.

Хотя, вообще-то, есть в нашей жизни какой-то ход камней. Происходят определённые события, и от нас мало что зависит. Единственное, что нужно делать постоянно — нужно постоянно работать, работать над собой… вообще работать. Каждое утро делать шаг. И если ты этот шаг не сделал, то назад всё пошло… А когда ты находишься в постоянном движении, то и события какие-то притягиваются.

Что касается «Сталкера» тогдашнего. Это замечательно, когда встретились молодые ребята, начали сочинять музыку. Получилось. Когда молодые девчонки, вот, в вашем лице — слушали эту музыку. И благодаря вам мы стали такими знаменитыми и известными, только благодаря вам, этой огромной армии, которая нас слушала.

В 2000-м году меня позвали в «Машину времени», 17 лет я играл в этом коллективе. Что могу сказать — это ярчайшая страница в моей жизни.  Да какая страница, это целая книга. Это совершенно восхитительные впечатления, это… Не буду подбирать эпитетов, скажу только — это очень круто. И, пожалуй, в первую очередь, в смысле человеческих отношений. 

Последняя воля директора групп «Воскресение» и «Машина времени» была исполнена в Донецке
Последняя воля директора групп «Воскресение» и «Машина времени» была исполнена в Донецке
© Андрей Дудуш

Почему я сейчас снова выступаю сам, почему я ушёл из «Машины времени»? Потому что образовался огромный запрос на то, чтобы те песни, которые мы пели тогда, начали сегодня снова звучать со сцены. Я выстроил гастрольный тур, и стало понятно, что наши графики будут пересекаться. И абсолютно мирно мы этот вопрос решили. Всем всё понятно, все взрослые люди. У каждого свой проект в этой жизни.

И, ты знаешь, оказалось чертовски трудно второй раз входить в одну и ту же реку. Правда, это выражение может быть только отчасти здесь применимо, потому что оно немного другой смысл носит. Но. Тем не менее, во второй раз оказалось чертовски трудно. Но и ужасно интересно. Потому что я ведь решил не ехать в тех же санях и не эксплуатировать ту же бедную лошадку, которая уже своё отпахала. Нет. Мы решили придумать совершенно новую технологию. Мы её придумали. Сами придумали — и сами сделали. Это, в первую очередь, технология как играть, технология звука, технология всего этого проекта… Зрители этого не видят и не понимают, они только слышат хороший звук и удивляются, как на сцене 4 человека могут вот это всё делать.

И мне это очень интересно, потому что мои родители были инженерами, и мне с детства было интересно заниматься такими вещами, ставить себе недостижимые цели и достигать их. Хвастаться не буду, просто приходите на концерт, послушайте, посмотрите. Надеюсь, понравится.

- Приходили на концерт, смотрели, слушали. Нравится. Но ты же перфекционист, и я прекрасно понимаю, что, возможно, твоё возвращение — сольное, а потом в составе «Сталкера», случилось бы намного раньше, чем оно случилось. Я хорошо помню, как в 2016 году мы с тобой говорили на эту тему. Я тогда спрашивала, не хочешь ли ты поработать сольно. А ты говорил: нужно всё хорошо подготовить, чтобы всё было на уровне: звук, свет и всё остальное…

— Совершенно верно. Запрос большой пошёл с появлением соцсетей. Мне это напоминает… не знаю даже, с чем сравнить. Когда хорошая тяга в камине, достаточно поднести спичку к дровам, и всё сразу вспыхивает. А когда тяги нет, сколько туда бумаги не клади, весь дым — в комнату. Вот эту тягу, этот запрос со стороны зрителей, слушателей я очень давно почувствовал… И вот настал критический момент. Понимаешь, этим всем хорошо заниматься, пока интересно. Не то что — пока есть силы, а смогу ли я выйти на сцену… Ну, пока ходишь, сможешь. А вот пока интересно это всё сделать. И я ждал такого момента. Во-первых, это всё надо придумать, во-вторых, придумать, как. А дальше — надо делать. И вот, пока тебе интересно, ты берёшь и делаешь.

- За эти 30 лет, что мы живём фактически в другой стране, что ты считаешь самым главным своим достижением?

— Какой прекрасный вопрос. О своих достижениях мне говорить как-то неловко. Но если говорить о том, чему я очень рад за эти 30 лет — знаешь, я очень рад, что я в этой стране живу. Рад, что я могу видеть, что происходит и переживать всё вместе со своими соотечественниками, с ними радоваться и грустить. На мой взгляд, это очень ценно. Конечно, много раз меня звали жить за границу: поехали туда, переезжай к нам… Друзья у меня по всему миру, они прекрасно себя чувствуют. Все работают, у всех карьера,  семьи. Никто не сидит на мешке с деньгами и дурью никто не мается. И вот меня все они звали — приезжай, у нас тут так хорошо! У нас тепло, у нас, наоборот, холодно, у нас здорово, в общем. Но, понимаешь, какая вещь, ни разу…  Да, я уезжал, мы гостили там несколько дней, а потом… У нас с Костровым (Сергей Костров, поэт, автор стихов к большинству песен Андрея Державина — Ред.) есть ненаписанная песня: «и уже через пару дней начинаю грустить о ней». Я говорю: Костров, это же про Родину! Он-то о девушке писал. А я ему говорю: нет, это — о Родине…