Сергей Станкевич: кто он
Сергей Станкевич: кто он
© РИА Новости, Владимир Песня / Перейти в фотобанк
- Сергей, в британском Глазго недавно прошла одна из важнейших встреч мировых лидеров, итоги которой будут напрямую влиять на разрешение климатического кризиса и наше с вами будущее. Как вы считаете, как начнет меняться мир после этой конференции?

— Прошла очередная Конференция участников Рамочной конвенции ООН об изменении климата (COP26). Ее итоги можно считать парадоксальными. Решения и обязательства участников собственно в климатической сфере были, скажем так, осторожными. Но политическое значение события гораздо больше прагматического. Форум стал рубежным. В международной повестке задан новой долгосрочный мегатренд на Зеленый переход. Теперь этот мегатренд будет ежегодно в течение десятилетий набирать вес и влияние на все сферы жизни человечества — экономику, облик поселений, потребление и быт, транспорт, образование, культуру, политическую мысль и практику.

Мне показалось также глубоко символичным, что зеленый мегатренд был задан в Британии, где проживает уникальный ученый — Джеймс Лавлок, автор теории Геи и ведущий идеолог борьбы с глобальным потеплением. Лавлок, которому уже 102 года, давно утверждает, что наша Земля является по сути огромным «живым организмом», саморегулирующейся системой, способной удерживать комфортный климат и химический состав для прочих малых организмов, населяющих ее. Включая нас грешных.

В логике Лавлока люди как популяция нарушили свой симбиотический союз с Геей, мы ее перегружаем, загрязняем, перегреваем, мешаем ей восстанавливать системное равновесие. В итоге мы рискуем окончательно все разладить и погибнуть от засух, наводнений, пожаров и пандемий.

Гея станет безлюдной, безжизненной и, возможно, начнет формирование планетарного биоценоза заново. Это я все своими словами передаю свое восприятие.

«Зеленая дубина» в руках политиков. Чем потепление климата отличается от холодной войны
«Зеленая дубина» в руках политиков. Чем потепление климата отличается от холодной войны
© РИА Новости, president.gov.ua
В контексте конфликта между человечеством и Геей форум в Глазго можно рассматривать как мирную конференцию. Лидеры человечества договариваются прекратить войну на уничтожение с Геей, восстановить с ней мирное сосуществование.

— По мнению ученых из МГЭИК миру необходимо немедленно начать резкое сокращение выбросов, чтобы у нас остался шанс на сдерживание климатического кризиса. Не кажется ли вам, что ученые преувеличивают?

— Не только Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК), но и другие авторитетные научные центры мира пришли по этому поводу к консенсусу, тщательно измерив изменение глобальной температуры на Земле, начиная с условного нуля — с доиндустриальной эпохи (1850-1900 годы). От этой стартовой точки до сегодняшнего дня температура Геи поднялась на 1,1 градуса Цельсия. Эта как у человека температура 37,7. Уже болен — кашель, сопли, голова горячая, но жить и работать может.

Чтобы избежать фатальных последствий, рост глобальной температуры надо удержать в пределах 1,5 градуса Цельсия. Имитационная модель мирового климата, построенная на суперкомпьютерах, довольно убедительно свидетельствует, что повышение температуры выше этой планки заставит нашу Гею биться в настоящей лихорадке.

Экология как новая дубина Запада. Почему США обеспокоились климатом
Экология как новая дубина Запада. Почему США обеспокоились климатом
© РИА Новости/Владимир Астапкович, пресс-служба президента Украины
Пока мы не укладываемся в предел. По оценкам независимой научной организации Climate Action Tracker, взятые участниками COP26 обязательства смогут ограничить глобальное потепление уровнем 2,4 градуса Цельсия к концу века. В человеческом измерении это температура 39, а ведь могут быть и нарушители обязательств. Так что Гея нуждается в интенсивной терапии.

— Какие страны выиграют в случае движения в сторону зеленой экономики, а какие проиграют?

— По идее все страны должны в той или иной мере выиграть от согласованного и дружного Зеленого перехода. Но люди есть люди. Естественно, начались попытки оседлать мегатренд и извлечь из него одностороннюю пользу.

Поначалу глубинные стратеги коллективного Запада, похоже, готовили странам, которых они считают противниками или конкурентами, зеленую ловушку. Ставилась цель лишить доходов от экспорта углеводородов Россию, Иран, Азербайджан, Венесуэлу и арабские монархии. А других финансово наказать: Китай, Индию, Бразилию и прочих «загрязнителей» обложить карбоновыми пошлинами на экспорт и заставить покупать ежегодно дорожающие квоты на выброс углерода в атмосферу. Тогда их товары станут неконкурентоспособными.

Россия и Китай разумно не пошли на конфликт и не подставились, не позволив записать себя во врагов земного климата и человечества. Мы встроились в мегатренд и стремимся продвигать в его рамках свою повестку и блюсти свой интерес.

— А в чем тут наш интерес?

— Россия уже начинает серьезно выигрывать за счет того, что природный газ становится важнейший замещающим топливом при отказе от угольной генерации электроэнергии — самой грязной из всех.

Мировые мощности по угольной генерации в период 2000-2017 годов почти удвоились с 1,063 ГВт до 1,995 ГВт. На угле производят самую большую долю мирового электричества — 40-41%. Сегодня угольную энергетику используют 77 стран мира по сравнению с 65 в 2000 г. Если всю эту мировую котельную оставить как есть, мы только на ней точно выскочим за красный предел в 2 градуса.

Лидерами в мировой угольной генерации выступают Китай (47%), США (14%) и Индия (11%). США при выходе из угля будут использовать свой газ у себя, а не конкурировать с нами в экспорте. Ну, а Китай и Индия уже наращивают объемы закупок нашего газа. Не сможет обойтись без него и Европа как минимум до 2040-х годов.

Экология или жизнь: опасность четвертого энергоперехода на примере отдельно взятой электростанции
Экология или жизнь: опасность четвертого энергоперехода на примере отдельно взятой электростанции
© РИА Новости, А. Хрупов / Перейти в фотобанк
Кроме того, Росатом сейчас активно готовится к массовому производству атомных станций малой мощности (АСММ), которые будут востребованы по всему миру как углеродно чистая генерация. Так что среднесрочно Россию можно считать бенефициаром Зеленого перехода. Разве что нефтяники могут пострадать от неизбежного перехода на электромобили.

— Сергей, какие ограничения взяла на себя Россия и готова ли она их соблюдать?

— Россия официально закрепила цель выйти на углеродно нейтральную экономику к 2060 году, разработать и обнародовать дорожные карты поэтапного продвижения к этой цели. Это само по себе важно, поскольку задает четкую программную цель и для хозяйственной, и для политической системы.

Мы пока уклонились от твердых обязательств по отказу от угольной генерации, она у нас относительно невелика, пусть пример покажут лидеры.

Что важно, вместе с более чем 100 другими странами Россия подписала Лесную декларацию. В ней твердое обязательство через 8 лет прекратить вырубку лесов. Декларацию подписали страны, на которых приходится более 85% мировых лесных массивов (в том числе 20% приходится на Россию). Это благое обязательство окажет серьезное воздействие на российскую лесную промышленность, которую предстоит принципиально реструктуризировать.

— Увеличит ли движение в сторону зеленой экономики экономическое неравенство между странами и не приведет ли это к обострению международных отношений?

— Для большинства развивающихся стран сейчас приоритетны гораздо более насущные проблемы: бедность, нехватка продовольствия, отсутствие здравоохранения, нехватка пресной и чистой воды, убогая инфраструктура, примитивное отопление. Для них борьба за то, чтобы удержать повышение среднегодовой температуры в пределах полутора градусов, выглядит отвлеченной игрой в цифры. Они скорее готовы жечь уголь, вырубать леса и выбрасывать пластик, не тратясь на экологию.

Чтобы вовлечь бедные страны в Зеленый переход, их лояльность придется покупать субсидиями, на что богатые страны вроде как готовы скинуться, формируя специальный фонд.

«Наилучшие приветы Владимиру Путину». О чем говорили лидеры стран G20
«Наилучшие приветы Владимиру Путину». О чем говорили лидеры стран G20
© AFP, Andreas SOLARO
- Соединённые Штаты Америки и Китай удивили участников Конференции ООН по климату в Глазго, приняв совместную декларацию о мерах по ограничению глобального потепления, которые они намерены принять в течение ближайшего десятилетия. Что за этим последует?

— Соединённые Штаты Америки вновь хотят выступать мировым лидером — на этот раз лидером движение за сохранение планетарного климата. Это дает и морально-идеологические и геополитические бонусы, а кроме того — и весомые экономические выгоды, если предлагать мировому рынку энергосберегающие и природосберегающие технологии.

 

Чтобы обеспечить себе лидерство, Соединённым Штатам Америки важно было втянуть в зеленый глобализм Китай, который до сих пор ни к одному всемирному обязательству не присоединялся. В 2021 году за кулисами шла напряженная дипломатическая работа: состоялось более 30 виртуальных дискуссий между Вашингтоном и Пекином прежде, чем они вышли в Глазго на совместную декларацию о сбережении климата, рассчитанную на 9 лет.

Это обнадеживающий сигнал о том, что мирная повестка начинает понемногу теснить военную, которая пока все же доминирует в международных отношениях.