Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Томаш, что произошло в отношениях Варшавы и Брюсселя? Почему в интервью «Файненшнл таймс» премьер Моравецкий даже начал говорить о Третьей Мировой войне?

— Высказывания Моравецкого отражают его внутренний мир, его психическое состояние, а также, прежде всего, его видение и понимание того, что происходит между Варшавой и Берлином. Моравецкий в своем представлении находится на войне против нового Рейха и против новых уберменшен.

Новые уберменшен, сверхчеловеки — это немецкие и европейские леволибералы, это люди, которые поверили в то, что нашли окончательное решение всех человеческих проблем, нашли путь к правде, справедливости и к раю на земле, а кто не согласен с ними, тот автоматически становится изгоем и врагом, которого надо научить, воспитать или, если это не работает, заставить жить по-европейски, то есть так, как на данный момент считают это нужным немецкие леволибералы. Их идеология является их новой религией, а люди, не исповедующие их религию, являются неверными, против которых объявляются крестовые походы.

Новый Рейх — это обетованная земля немецких леволибералов, это Соединенные Штаты Европы со столицей в Брюсселе, но с политическим центром силы в Берлине, с европейской армией, но в первую очередь защищающей интересы немецких бюргеров.

Моравецкий, публично выступая против однополых браков, трансгендеров, политики открытых дверей для мусульманских мигрантов, против абортов, а также выступая за сохранение христианского и национального государства Польша, отверг «святые» европейские ценности, которые являются основой леволиберального проекта новой европейской сверхдержавы.

Польским ответом на немецкую политику кнута и пряника, принуждающей поляков стать настоящими «европейцами», было решение Конституционного трибунала Польши, констатирующее превосходство польской конституции над законодательством Евросоюза.

«Снести к чертям западную цивилизацию». Журналист Мацейчук рассказал о целях организаторов погромов
«Снести к чертям западную цивилизацию». Журналист Мацейчук рассказал о целях организаторов погромов
© РИА Новости, Густаво Вальенте / Перейти в фотобанк

То есть Польша заявила, что не собирается принимать участие в строительстве Соединенных Штатов Европы. Польша выступает за Европу независимых наций. В ответ Польша услышала немецкое «halt!», а вернее — многомиллиардные евродотации для Польши услышали немецкое «halt!».

— Чем, по-вашему, закончится конфликт? Найдут компромисс?

— Евросоюзу нужна Польша, а Польше нужен Евросоюз, поэтому компромисс будет найден, или, возможно, лучше сказать — будет заключено перемирие в виде польских уступок за сотни миллиардов евро дотаций, но это не решит конфликт между двумя совершенно исключающимися идеями на будущее Евросоюза.

Это борьба за то, какой будет Европа — Европой независимых государств или новым супергосударством, похожим на США. Перемирие между Брюсселем (говорят Брюссель, подразумевается Берлин) и Варшавой будет периодом, в котором леволибералы будут надеяться на падение правительств Моравецкого и Орбана, а правые поляки и венгры будут надеяться на правое возрождение в Европе и падение леволиберальных правительств в Германии, Франции, Нидерландах, Бельгии и в других странах ЕС.

— Как вы оцениваете нынешние польско-немецкие отношения? Почему польская политическая элита не доверяет Германии?

— Польско-немецкие отношения довольно сложны, но, несмотря на все проблемы угрозы, серьезного конфликта не существует. Польша и Германия связаны невероятно сильными экономическими узлами. Немецкий импорт из Польши составляет 65 миллиардов долларов в год.

Для сравнения, немецкий импорт из России составляет всего 25 миллиардов долларов в год, то есть почти в два с половиной раза меньше, чем из Польши. Что касается экспорта, тут тоже экспорт Германии в Польшу почти в два с половиной раза больше экспорта в Россию. Это показывает, насколько нужны друг другу Варшава и Берлин.

Отвечая на вопрос, почему польская политическая элита не доверяет Германии, надо понять, что при всех прекрасных фразах про права человека, демократию, добро, любовь и справедливость немецкие политики не просят прощения у поляков за то, что происходило во время Второй мировой войны. И не собираются платить за полностью уничтоженную страну и чуть ли не полностью уничтоженную нацию.

С другой стороны, те самые немецкие политики просят прощения у евреев и платят Израилю в рамках извинений. Это не вызывает доверия. Это показывает политику двойных стандартов.

Мацейчук: Рано или поздно белым на Западе выставят кровавый счет
Мацейчук: Рано или поздно белым на Западе выставят кровавый счет
© из личного архива Томаша Мацейчука

— Почему Польша и Венгрия постоянно бунтуют против Брюсселя?

— Потому что Польша и Венгрия являются последними островами национализма, консерватизма и христианства в Европе, являются крепостями традиционных европейских ценностей, исчезновение которых откроет возможность перехода от Европы независимых наций к Соединенным Штатам Европы. В 2015 году леволибералы кричали «Refugees welcome!», но их экстаз и возбуждение своим слепым гуманитаризмом очень быстро испортили поляки и венгры сказав «НЕТ!» европейской программе массового переселения беженцев.

Если тогда не прозвучало бы наше «НЕТ!», сегодня в Польше жило бы, наверно, около 300 тыс. сирийцев, иракцев и афганцев, так как Польша должна была принять около 10% беженцев в рамках европейской программы. Единственной страной, кроме Польши, которая громко и твердо отказалась принимать участие в такого рода авантюрах, была Венгрия.

— Это правда, что США поддерживают Польшу в бунте против Брюсселя?

— Никого не должно удивлять то, что США выступают против идеи создания европейской сверхдержавы. Американцам не нужна сильная Европа, которая могла бы стать соперником и претендентом на демократический престол. Но при всем этом американской поддержки в Польше никто не чувствует, и никто даже не надеется на то, что такую поддержку поляки могли бы получить.

С точки зрения экономики, Германия в 10 раз важнее для Польши, чем США. Поляки умеют считать деньги, поэтому шансы на возникновение реального бунта, могущего закончиться Полекситом (Polexit), равны нулю, так же как равны нулю шансы на исключение Польши из ЕС, так как в европейском законодательстве нет закона, дающего право исключить страну-члена из Евросоюза.