Фронда лузеров. Почему политическая Украина выступила против Байдена и Меркель?
Фронда лузеров. Почему политическая Украина выступила против Байдена и Меркель?
© РИА Новости, asn.in.ua
Дагмар Миронова — урождённая Дагмар Вали Герта Вранке, родилась в 1955 году в Дрездене (ГДР). С 1991 года по 2002 год работала научным сотрудником Фонда Конрада Аденауэра (Konrad-Adenauer-Stiftung), с 2008 года — доцент кафедры истории и теории политики факультета политологии МГУ имени М.В. Ломоносова.

— Дагмар, Ангела Меркель — долгоиграющий политик, в этом смысле она может соперничать с Владимиром Путиным. Долгое время существовала связка Путин — Меркель, в 2014 году она разрушилась. Как Вы считаете, на фоне запуска «Северного потока – 2» удастся ли вернуть добрые отношения между Германией и Россией? Понятно, что связки Меркель — Путин уже не будет просто потому, что Меркель уходит, но, может быть, будет какая-то иная связка, возможно, со следующим федеральным канцлером Германии?

— Вы абсолютно правильно отметили, что связки Меркель — Путин уже не будет в связи с тем, что Меркель больше не выставляет свою кандидатуру на выборах. Если мы посмотрим на тех кандидатов, которые выставляются другими партиями, то я тоже не вижу никакого повода для большого оптимизма, как это ни прискорбно. Зелёные в принципе постоянно критикуют Россию за нарушение прав человека, за отношение к секс-меньшинствам и так далее, тут целый спектр, поэтому я не склоняюсь к тому, чтобы высказать какие-то оптимистические идеи. Тем более что Германия всегда очень старалась в рамках Европейского союза поддерживать некоторое единство. И, конечно, в Европейском союзе есть целый ряд стран, которые не очень доброжелательны в отношении России, не надо себя обманывать, поэтому я к большому оптимизму не склоняюсь.

— Дагмар, давайте обсудим итоги встречи в Вашингтоне между американским президентом и федеральным канцлером Германии.

— Во-первых, если мы берём время проведения встречи, то оно было выбрано крайне неудачно, ведь это был период, когда в Германии случилась экологическая катастрофа, наводнение. Конечно, это сказалось на восприятии встречи в Вашингтоне. Она как бы отступила на задний план, хотя понятно, что при других условиях встреча была бы более обсуждаемой.

Сергей Марков: Договоренности Байдена и Меркель — зрада Украины
Сергей Марков: Договоренности Байдена и Меркель — зрада Украины
© РИА Новости, Нина Зотина
Второе, что я бы отметила, это то обстоятельство, что самым используемым словом во время этой встречи было слово «дружба». Это связано с тем, конечно, что во времена предшественника Джо Байдена Дональда Трампа отношения между Соединёнными Штатами Америки и Германией, мягко говоря, подпортились. Было это связано и с самой манерой Трампа, и с тем, что Трамп считал, что Европа не соблюдает американские интересы. Конечно, это тоже сказывалось, не могло не сказываться. Больше всего говорилось о дружбе и о трансатлантических ценностях, которые надо восстанавливать. Те проблемы, которые действительно являются острыми и для той и для другой стороны, а особенно для Германии, — они как бы остались неразрешёнными.

По «Северному потоку – 2» более-менее договорились, но с оговоркой, что Германия должна содействовать тому, чтобы соблюдались интересы Украины, которую, как известно, в Европейском союзе классифицируют как «молодую бурно развивающуюся демократию». С другой стороны, проблема, которая тоже ставится американской стороной, — это отношение к Китаю.

Надо сказать, что Китай — самый крупный торговый партнёр Германии, и поэтому Германия не так открыто будет высказываться по поводу нарушения прав человека, уйгуров и так далее. Я бы сказала так, что встреча Ангелы Меркель и Джо Байдена была попыткой нащупать общие интересы, которые остались после периода правления Трампа, но не более того. По сути дела, вообще у действующего американского президента, по моим наблюдениям, следующий подход: он высказывает свою позицию, но при этом оставляет партнёру некоторый простор для того, чтобы партнёр мог сам принять какие-то решения. Естественно, после закулисных переговоров, которые позволяют партнёру потом в глазах общественности выглядеть самостоятельным и мудрым политиком. Собственно говоря, это было очень заметно и на этих переговорах. Те проблемы, которые являются острыми, — они прозвучали вскользь, было просто сказано, что они есть, но больше говорилось именно об общих ценностях, о восстановлении хороших отношений и так далее.

— Дагмар, Вы сказали, что Украина по европейской классификации — это «молодая бурно развивающаяся демократия». Не кажется ли Вам, что, когда Германия начинает учитывать интересы Украины, она вынуждена двигаться назад и уступать в своих интересах? Украина для Европы — это ещё и передовой окоп в сдерживании России. Не думаете ли Вы, что Украина уже выработала свой ресурс в плане сдерживания, ну или выработает его в ближайшее время, и Европа в какой-то момент может банально устать и отказаться от помощи Украине?

Руслан Бортник: Вашингтон дал Москве и Берлину новый инструмент против Украины
Руслан Бортник: Вашингтон дал Москве и Берлину новый инструмент против Украины
© стрингер
- Во-первых, необходимо учитывать, что Европа не такая единая, как она себя именует. Там есть очень разные группы и очень разные интересы, и, естественно, если Германия претендует на роль флагмана в объединённой Европе, то она вынуждена считаться и с интересами тех стран, которые достаточно бурно поддерживают Украину, а такие страны тоже есть, этого мы не должны забывать.

Что касается потенциала по сдерживанию, то это зависит от того, какие финансовые вливания будут в обозримом будущем. Это тоже зависит от очень многих факторов, но если мы смотрим на сегодняшние события, когда Соединённые Штаты Америки и Германия договариваются, что Украину надо поддержать с транзитом газа, то это немного странно, что это обсуждается не с Россией. Будут ли европейцы считать, что Украина исчерпала свой ресурс, или нет — это вопрос, зависящий от огромного количества факторов, сделать прогноз не слишком рационально.

Сыграют многие факторы. Многое будет зависеть от того, как Украина в дальнейшем будет себя позиционировать, нынешняя власть тоже не на веки веков, поэтому там могут быть со временем всякого рода изменения. Если у Украины будет более взвешенная позиция, то, может быть, европейцам и не надоест. Если же позиция будет конфронтационной и ориентированной на получение под это финансовой поддержки с Запада, то возможно, действительно, такой момент настанет, когда европейцы придут к выводу, что демократия уже не такая молодая и не такая бурно развивающаяся.