- Павел, обе стороны на переговорах заявили о возврате к идее о невозможности победы в ядерной войне. Что это значит, почему Россия настаивает на этом?

— Я думаю, что эта идея была востребована не только российской стороной, но и американской. 

Почему, казалось бы, понятная и простая идея о невозможности кем-либо одержать победу в ядерной войне должна была появиться на столе таких важных переговоров? Для людей моего поколения эта идея — аксиома. Со школьной скамьи мы хорошо знали о последствиях бомбардировок Хиросимы и Нагасаки, помнили разрушительную силу «мирного» атома Чернобыля, теорию о «ядерной зиме»… 

Павел Кожевников. Кто он
Павел Кожевников. Кто он
© Facebook, Pavel Kozhevnikov

Но развитие новых технологий, новых систем вооружения толкают некоторые «горячие головы» рассматривать возможность превентивного или локального ядерного удара. Мол, стукнем первыми, сбросим бомбочку малой мощности, обезоружим противника и добьёмся победы малой кровушкой. 

Но своевременное заявления Владимира Путина о том, что в случае использования ядерного оружия против российских войск ответка будет не по локальным силам, а по местам принятого решения о применении такого оружия, несколько отрезвило наших младоковбоев в Пентагоне. Поэтому такое предложение и было заявлено на переговоры. 

Вопрос-то сложный. Ведь все девять государств, имеющих в настоящее время ядерное оружие (США, Россия, Великобритания, Франция, КНР, Индия, Пакистан, Израиль, КНДР), в своих официальных военных доктринах допускают применение его первыми.

- В России принято обсуждать детали прошедшего саммита: кто как посмотрел, кто во что одет, цвет галстука, рукопожатие и прочие нюансы. Американцы тоже так делают? 

— Конечно же, американцы это обсуждают, но не при встречах, не на parties. Здесь не принято даже с хорошо знакомыми людьми говорить на политические, религиозные или какие-нибудь другие щепетильные темы, типа цвета кожи, ЛГБТ или трансгендерных проблем. 

Обошлись без «красных линий»: о чём договорились Путин и Байден
Обошлись без «красных линий»: о чём договорились Путин и Байден
© РИА Новости, Сергей Гунеев / Перейти в фотобанк

Обычно американские «тусовки» — это разговоры о чём-то нейтральном, либо о семье, о детях, об общих друзьях, где обязательно присутствуют юмор и море улыбок. С хмурыми лицами на такие междусобойчики не ходят. 

«Подетальное обсуждение», особенно «кто во что одет, цвет галстука, рукопожатие» не в их характере, если с этими «деталями» не связано что-то существенное. А вот на ТВ, в вечерних популярных шоу — там, да, там высмеивается всё, что попало в фокус канала. 

Так, Байдену досталось за его очки, которые он неуклюже то снимал, то надевал, а Путину — за его двигание ногами во время интервью корреспонденту NBC.

- Улучшатся ли российско-американские отношения после этого саммита?

— Об улучшении отношений, думаю, пока при любом раскладе трудно говорить. Сначала надо хотя бы нормализовать эти отношения. И Байден, и Путин сделали всё для этого. Посмотрите, как оба лидера высоко оценили друг друга. Мне особенно понравилась оценка американского президента Путиным. Это был шаг гроссмейстера! 

- Какая реакция у американцев и у американских СМИ на итоги саммита?

— Реакция ожидаемая: республиканцы воют от злости, считая, что Путин одержал победу по «всему фронту», требуют медицинского освидетельствования президента; демократы же твердят, что Байден сделал то, что и обещал, — предупредил о последствиях вмешательства в дела США, о Навальном, о неприемлемости нарушения прав человека в России, дав Путину «последний шанс вести себя цивилизованно».