- Владимир Вольфович, вот и отгремела 76-я годовщина Великой Победы. Что лично для Вас этот праздник?

— День Победы — самый главный праздник в нашей стране. Потому что Новый год — просто календарь. День России — пока не та дата, которую нам бы хотелось отмечать. А День Победы навсегда — навечно. А для нас 9 Мая и для всего человечества — это самый главный праздник.

Слово «великий», может, уже так задёргали везде — всё великое. Главный праздник. Ветеранам тяжело — их всё меньше и меньше — им под сто лет многим. Но тем не менее их приветствуют и поздравляют по всей стране. Там, где они не смогут не только в Москву поехать, но и присутствовать на местном параде.

- Владимир Вольфович, Евгений Евтушенко сказал: «На Красной площади стою, как будто тоже состою из лиц бессмертного полка, планету спасших на века…» Как вы относитесь к «Бессмертному полку»?

— «Бессмертный полк» — это очень хорошо. Благодаря этому «полку» я больше узнал о моих родственниках. Допустим, муж сестры моей матери участвовал в финской войне — я и не знал об этом. А двоюродный брат Леонид — участник Великой Отечественной войны. Он молчал, шестьдесят лет молчал! Только мне потом сказал: ты знаешь, я боялся. Он боялся рассказывать. Поскольку он оказался в деревне, которую сперва наши взяли, а он был ранен, а потом наши отступили — и немцы вернулись. И снова наши солдаты взяли деревню, и его допрашивают: а что ты делал в деревне? Он говорит: ранен был. А кто это может подтвердить? Случайно шла женщина по улице, куда он приехал с особистом искать, кто бы подтвердил его нахождение в деревне, когда были немцы. Это была та женщина, которая его выхаживала в своей избе. А если бы не было этой женщины?! Всё — в лагерь и враг народа, сдался в плен. И он молчал, всю жизнь молчал, потом уже мне рассказал. И так нигде в мемуарах этого нет. Старший лейтенант он был.

Вот поэтому этот  «Бессмертный полк» очень важен. Мой родной дядя, брат моей мамы, оказывается, машинистом был всю войну — а разве это не подвиг?! День и ночь, холодно, зима, лето — стоять в паровозе! Это не тепловоз или электровоз — там нет кабины, там продувает насквозь. Возил раненых, с фронта возил в тыл, а из тыла, видимо, ехал санитарный поезд, и забирали снова и снова. У меня четыре участника войны. И второй родной брат моей мамы, Петр Павлович Макаров, он погиб прямо под Москвой. Всю жизнь я знал — 28 героев-панфиловцев, на экскурсию нас возили, когда был студентом МГУ, 60 лет назад. Дубосеково, Крюково — всё это направление. Теперь я узнаю, что там же погиб мой родной дядя — пошёл в атаку и был сражён. Командир отделения, может быть ефрейтор был максимум, 29 лет. Оттуда же призывался, Средняя Азия. Вот командир их Панфилов, генерал-майор, — и он погиб там же.

Постпраздничное. Как наши бывшие союзники отметили День Победы
Постпраздничное. Как наши бывшие союзники отметили День Победы
© РИА Новости, Валерий Мельников / Перейти в фотобанк

Поэтому я предлагал всех, кто погиб под Москвой — вторая половина ноября, начало декабря, — все герои. Они остановили! Это была первая победа — обрушился миф о блицкриге, т.е. молниеносная война. Да, подошёл ты, практически, вот Кремль, всё уже видно, Химки — в бинокль рассматривает Кремль. Ан нет — русская армия пошла в наступление. А мороз или лето — не играет роли. Мы и летом их били под Сталинградом и Курском, и в других местах. Вопрос выучки. А главное — вопрос мужества.
И третье, самое главное — что немцам делать под Москвой?! Ну, им тяжело — где Германия и где Москва! Естественно, у них не было стимула воевать-то — за что воевать-то?! А у наших солдат был стимул, ибо война перед их глазами и у стен столицы.

- Владимир Вольфович, хотела Вас спросить о коронавирусе, так сложились обстоятельства, что я сама провела две недели в красной зоне, удовольствие не из приятных. Я не сделала прививку в силу объективных причин, но многие отказываются делать прививку просто потому, что не хотят или им лень. Почему россияне не хотят прививаться?

— Вот смотрите, я сам организовал несколько процедурных кабинетов — думал, люди повалят туда. Не надо далеко ходить — вот рядом, иди, написано «прививка». Так что Вы думаете — пустые кабинеты стоят! Это вот саботаж. Русская душа. Это потому, что у нас не хватает площадок для выражения протеста. И поэтому люди — ах, вы меня просите сделать прививку, а я не буду! И родители — а мы не будем, и наш ребёнок не будет делать! И некоторые врачи идут на поводу.

Почему — потому что хочется сопротивляться. А в чём сопротивляться-то? На работе ты дурак, тебе не будут повышать зарплату. В науке ты идиот — ты не станешь академиком. Ты лейтенант — генералом не станешь. Тогда где сопротивление?! А вот не будем делать прививку — и всё!

Единственная в мире страна, где население саботирует прививку. Поэтому нужны более жёсткие меры — у исполнительной власти есть рычаги. Приём на работу — увязать с прививкой, приём в вузы осенью — с прививкой увязать. Призыв в армию, например, — здесь кроме прививки. Они могут не делать специально, чтобы быть без прививки — значит, по-другому поставить вопрос. Как в армию призывают — немедленно делать прививку. Санитарный контроль — пусть сидят две недели на хлебе и воде. Чтобы они знали.

И это врачи, я не знаю! Лишать дипломов, халат белый сорвать с него, если какой-то врач не советует делать прививки. Их же много по всей стране. Одни замечательные врачи — им награды дали всем. Это правильно всё. Я просил дать награды и сотрудникам института вирусологии, которые ещё 60 лет назад начали борьбу за создание этих вот вакцин против вирусов — целый Институт вирусологии им. академика Ивановского. Его директором был долгое время академик Жданов, Львов.

И моя жена, Галина Александровна Лебедева, старший научный сотрудник — она всю жизнь положила! Вы ей дайте хотя бы письмо благодарственное! Поэтому надо вести более жёсткую агитацию — это должны вести все чиновники, все учителя, преподаватели — везде. Может быть, даже в детские сады, если родители приводят ребенка, спросить: мамаша, папаша, вы вакцинированы? Если нет — не появляйтесь на территории детского сада, любого детского учреждения.

То есть надо найти рычаги воздействия — ну так же нельзя! Весь мир! В Индии трупы на улице валяются, очереди стоят по всей Европе — не хватает! Тут всё есть — иди! Да ещё выбирай — эту вакцину, другую вакцину. Поэтому надо как-то находить мотивацию и сделать так, чтобы мы стали самой вакцинированной страной.

И тогда гражданам объяснить: ребята, вы понимаете, если все будем вакцинированы — заразы не будет, тогда снимем маски, выбросим перчатки, и гуляйте где хотите, когда хотите — дискотеки, всё что угодно.

- Владимир Вольфович, я с Вами полностью согласна, пережив коронавирус и пневмонию, понимаешь, что лучше прививка, чем полноценная болезнь, жаль, что всё равно у нас очень много ковид-диссидентов и антипрививочников.

— Анна, если мы поборем инфекцию — я об этом и говорю — будет праздник. Это можно сделать за год. Вот я в августе вакцинировался — осталось два месяца, и у меня будет год — вся страна уже могла быть такой! Так депутаты даже не стали такими — до сих пор есть депутаты, которые не приняли вакцину! Я им говорю каждый день с трибуны Госдумы! Не все депутаты маску надевают! В перчатках хожу я один! Надо говорить!

Как вот война! Вот эта вакцина — это война. Давайте все мобилизуемся — все в поликлинику, все сделали вакцину. И тогда всё — свобода! Вот тогда и будем гулять — дискотеки, на улице, в парке, сады, танцы, флешмобы — что хотите, то и делайте. Всё обучение очное.

Я предупредил студентов ИМЦ: кто с прививкой — очное обучение с 1 сентября, кто без прививки — сидите дома, обучение идёт, но заочно. И, естественно, заочно хуже — вы не видите аудиторию, не видите своих приятелей, не видите любимых и нелюбимых преподавателей.

Я полностью согласен, что все хотят учиться очно — и школы, и вузы, все хотят свободно ходить по улицам — театры, рестораны. Всё это правильно. Но мы же просим чуть-чуть от вас — ну сделайте прививку! Вы, люди с головой, взрослые — вы что, не понимаете, что ли, что, если мы все сделаем прививку — все ограничения будут сняты! Мы будем самая здоровая в мире страна, веселящаяся, гуляющая, наслаждающаяся жизнью!

Но мы же видим, что у нас 7 миллионов сделали первую прививку, а надо, чтобы было 70 — в 10 раз больше! Что в головах у этих людей, кто их воспитывал?! Коммунисты, советская власть?! Саботаж идёт, и всё — не будем делать!

- Глава Минздрава Михаил Мурашко предложил прививать пациентов перед выпиской из стационаров, в первую очередь пожилых, больных сердечно-сосудистыми заболеваниями и диабетом. Как считаете, может такая мера помочь?

— Конечно — надо мотивировать. Мы тебя взяли в больницу, подлечили твой диабет, или холецистит, или артрит, теперь мы тебя выписываем завтра, в пятницу — пойдёшь домой, но мы тебе сделаем прививку. А вторую сделаешь в своей поликлинике — тебя пригласят. Иначе в следующий раз мы тебя в больницу не возьмём, и ты умрешь дома — мы должны лечить здоровых, молодое поколение! А если вы, пожилые, мы вас подлечили, а вы будете отказываться от прививки, от которой нет никакого вреда, — мы будем вынуждены лечить только молодых!

Но они же сами себя загоняют в могилу — надо им объяснить! Значит, медицинские работники — тотальная мобилизация, все, кто в погонах, — тотально мобилизуются. Вы задержали нарушителей в полицейском участке — вызывайте процедурный кабинет, сделайте прививки! И скажите — если через три недели не придёшь в поликлинику за второй прививкой, мы твоё дело продолжим как административное правонарушение — получишь 15 суток. Хочешь, прямо сейчас иди — посадим на 15 суток, как раз через три недели вторая прививка. Не на 15 надо сажать — на 21 сутки. Вот прививку сделал — и 21 сутки сиди в камере, сделаешь вторую прививку — тогда домой.

Это тяжело, это неприятно. А хоронить приятно?! А бояться нам приятно?! А штрафы?! Вот в Турции 400 долларов штраф за то, что идёшь без маски по улицам города. И у них там комендантский час! У нас же нет этого! У них везде режим локдаун, по-русски — всё закрыто. У нас же нет этого ничего! Так давайте пользоваться нашими свободами — у нас куда легче проходят санитарные меры. Ведь работают рестораны, кафе, кинотеатры, театры. Но давайте победим её, чтобы окончательно снять ограничения.