Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

— Сегодня ситуация в мире напоминает времена холодной войны. Президент США Байден заявил, что Америка «возвращается», главным врагом объявлена Россия. К чему идём? Насколько велика опасность большого конфликта?

Ласло Кемени о кризисе в США: Дело не в Трампе и не в Байдене
Ласло Кемени о кризисе в США: Дело не в Трампе и не в Байдене
© youtube.com
- Мы с вами в середине января говорили о том, что происходит в мире и к чему нужно готовиться. Это был тогда такой переломный момент, по крайней мере, нам так казалось. Уже прошли выборы президента в США, был бунт и почти что взятие Капитолия и так далее. Вы тогда тоже задали вопрос относительно моего прогноза: к чему идём? Тогда я сказал, что в Америке — идём к неуправляемому хаосу, это окажет влияние на мировые процессы, но неизвестно, как мир будет реагировать.

Почему я говорю сейчас об этом? Потому что этот прогноз оправдался. Сейчас можно видеть, что в США хаос. И в какой-то степени это передаётся мировому сообществу. Однако всё это выглядит так, что шума много, но результата нет.

Хотя этот шум в кавычках мог бы привести, действительно, к какому-то результату в Америке, оказать влияние и на союзников США, и по всему миру. Состоялось ли это? Нет. А что состоялось? Америка сейчас старается все свои проблемы, а они остались, они никуда не исчезли, старается все эти проблемы замять, скрыть от остального мира, чтобы мир не видел, в каком состоянии находится Америка.

Байден говорит: Америка возвращается. А куда возвращается? Они (американские правящие круги. — Ред.) думают, что США находятся во главе всего человечества. Но места там для них уже нет. И раньше не было такого, как они думали, а сейчас — вообще нет места. Ситуация поэтому очень сложная, непредсказуемо, куда будут идти тенденции.

— И всё же?

— Мы сегодня наблюдаем много одновременно развивающихся процессов. Выделим главные, которые влияют на всю судьбу человечества. Я всегда говорю о человечестве потому, что среди этих процессов я ставлю на первое место тот факт, что человечество — не отдельные страны — переступило порог постиндустриальной цивилизации.

Научно-техническая революция создала так называемый искусственный интеллект, то есть создала те средства, которые в какой-то степени помогают, создают условия для природного человеческого интеллекта лучше, быстрее думать и свободнее жить. Эти средства уже творят свои чудеса. Вот это главный процесс, который исключает все другие процессы. Точнее, не то чтобы исключает, все другие процессы происходят, но они уже — не на первом плане.

— Какие это процессы?

— Сейчас перечислю их, это к ответу на вопрос, куда идём. Прежде всего, происходят природные процессы, климатические, и они очень важны. Видим, что происходит в Арктике, в Сибири, в Америке — вспомним зиму в Техасе. Наблюдаются климатические изменения во многих странах и регионах.

Итак, с одной стороны, изменения климата, с другой — биологические процессы: сама жизнь человека меняется. В том числе здесь стоит отметить проблему пандемии коронавируса, с этим — очень тяжело.

Можно сказать, что, может быть, в какой-то степени эти два процесса важнее, чем всё остальное. По той причине, что надо в первую очередь остаться в живых. А пандемия уносит жизни. В то же время человечество создало вакцины, которые могут помочь. Существуют и способы повлиять на климатические изменения, создать защиту.

То есть человек готов сражаться. И подготавливается к тому, чтобы эти случайные факторы исключить. Созданы подходы к тому, чтобы, используя искусственный интеллект, привести человечество в себя, привести в такое состояние, которое позволит людям лучше и безопаснее жить.

— Но насколько реальна такая перспектива в нашем мире?

— Простого ответа нет. Тут нужно упомянуть о таком важном факторе, как геополитические процессы, которые остались после окончания ХХ века, когда были страшные войны, и после окончания этих горячих войн остался в наследство такой процесс, как холодная война.

— Она как будто бы тоже закончилась с распадом СССР и социалистического лагеря…

— Да, но она оставила нам множество геополитических противостояний. Если присмотреться, выглядит так, что нынешняя ситуация в мире как раз говорит только об этом, как будто бы эти противостояния — самое важное. Что будет в Америке, что будет в Евросоюзе, в Китае, в России, какими будут отношения этих великих держав и великих союзов, кто победит, кто проиграет, как перестраивается мир и так далее.

Я считаю, что, конечно, это очень важные процессы, они оказывает большое влияние. И Америка возвращается как раз в этот мир, потому что её правители именно в этом мире, в этом тумане будут создавать свою анархию — или думать, что могут руководить всеми процессами.

«У Америки нет шансов»: Кемени об угрозе, нависшей над США
«У Америки нет шансов»: Кемени об угрозе, нависшей над США
© youtube.com
Эти противостояния, о которых я упомянул, проявляются по-разному. В частности, мы видим, как Запад превращает такую страну, как Украина, в инструмент противодействия России. Это яркий пример процессов в политике, доставшихся нам из старой жизни, из старой идеологии. И в рамках этой старой идеологии хорошего выхода не существует. Политики решают свои задачи, свои интересы преследует бизнес, а в результате конфликта страдают простые люди. Да, это проявления наследия старого мира, и они по-прежнему опасны.

Поэтому нужно очень глубоко изучать, что именно происходит в рамках этих геополитических процессов. Кстати, недавно я прочитал очень хороший анализ Сергея Караганова «В этом мире Россия должна быть крепостью» — там он высказал много интересных и важных мыслей. Считаю, что всем надо бы с этой работой ознакомиться.

И всё же я думаю, что этот — геополитический — процесс можно рассматривать только, как говорится, на заднем плане. А на первом плане — те главные процессы, о которых я говорил. Именно их ход создаёт принципиально новую реальность в мире.

— Осознают ли это мировые элиты? У многих создаётся впечатление, что они по-прежнему заняты исключительно дележом экономического пирога, борьбой за влияние в мире, но видят ли, что это, по сути, уже в чём-то другой, новый мир?

— Мировые элиты этого не осознают. Мы с вами ранее уже говорили о том, что сейчас нужна новая идеология. Научно-техническая революция и создание искусственного интеллекта как раз и побуждают к этому — к созданию новой идеологии, причём не для каких-то отдельных стран или отдельных регионов, а идеологии глобальной. Потому что речь идёт обо всём человечестве, о его способности выжить.

Это очень важное дело. Но элита занята своими проблемами, которые ей кажутся более важными. Что это за проблемы? Тут мы возвращаемся к вопросу о ситуации в мире.

Постиндустриальная цивилизация создаёт совершенно новые условия для деятельности человека, для его развития.

А до этого — чем человечество было занято? Тем, что создало систему, в которой были — и есть пока — собственники и наёмные работники. Собственники накапливали богатства, деньги… Это явление, в котором надо разобраться. Куда исчезнут те деньги, которые накопили несколько сотен семейств во всём мире? Эту проблему исследует, например, французский экономист Томас Пикетти в своей книге «Капитал в ХХI веке».

— Но эти несколько сотен семейств, вероятно, не захотят мириться с такой постановкой вопроса: куда исчезнут их деньги?

Антиутопия Гейтса, Фейсбук и цифровой концлагерь
Антиутопия Гейтса, Фейсбук и цифровой концлагерь
© РИА Новости, Григорий Сысоев | Перейти в фотобанк
- Это проблема, которая касается всех. Мировые элиты видят новый мир по-своему. Если послушать, например, Билла Гейтса, то получается такая развязка: он считает, и не только он, что… слишком много людей в мире. Мир после научно-технической революции не требует столько людей.

И вот происходит сокращение их количества, например посредством пандемии, когда слабые не выдерживают ситуации, слабых убирают.

— Другими словами, в рамках старой идеологии предлагается только такой людоедский ответ на вызовы времени?

— Вот именно — людоедский. За этим стоит что: людей меньше, а колоссальные богатства, имущество остаётся… Тут можно вспомнить об эксцессах, которыми сопровождалось начало промышленной революции, такая же была ситуация. Были богатые землевладельцы, короли… Но надо посмотреть, что творилось, например, в Англии.

— Огораживание, преследование оставшихся без средств к существованию бродяг…

— Да. И идеология с тех пор не изменилась. А это показывает, что то же самое может происходить и в наши дни — конечно, не точно так же, не так по форме, но — по сути.

Поэтому ещё раз повторю, что элита не осознаёт потребности в новой идеологии. Не осознаёт по той причине, что это не в её интересах. А вот нам, всему человечеству, просто необходимо выработать идеологию, которая позволит спасти всех, а не только избранных. Время не ждёт. Уже родилось то поколение, которому предстоит жить в новых условиях. Для них наша жизнь уже будет историей.